Женский монастырь во имя иконы Божией Матери «Всецарица»
Главная
Предстоятель РПЦ
Архипастырь Кубани
Священнослужители
Игумения монастыря
Духовник-исповедник
Духовник обители
Жизнь обители
Служение
Таинства
Паломничество
Подворье
Великие и Двунадесятые праздники
Покров Пресвятой Богородицы
Духовная поэзия
Святые Православной церкви
Святоотеческое слово
Аудио, Видео
Календарь
Фотогалерея
Новости
Объявления
Заказать требы
Контакты
Гостевая книга
Каталог ссылок
Проблемы современного монашества


Поступление в Монастырь

«Едино просих от Господа, то взыщу:
еже жити ми в дому Господни вся дни
живота моего, зрети ми красоту Господню и
посещати храм святый его»
(Пс. 26, ст. 4).



…В наши дни несмотря на то, что в России постепенно возрождается Православие, строятся храмы, открываются и восстанавливаются монастыри, издается духовная литература и по телевидению транслируются религиозные передачи, в обществе все-таки ощущается духовный голод. Сопряженный порой с трудными жизненными обстоятельствами, иногда даже с трагедиями в личной или семейной жизни, этот голод понуждает человека разорвать узы с миром и уйти в монастырь. Люди, движимые подобным желанием, зачастую и не подозревают, что такое монастырь и что такое жизнь, посвященная Богу. Дабы разъяснить таким людям, что же представляет собой отречение от жития мирского и помочь им разобраться в своих чувствах, прежде чем они примут для себя это важное решение, мы предлагаем здесь Слова Святых Отцов, являющихся образцами монашеской жизни и духовного делания, а также свидетельства личного опыта пути в монастырь одной из сестер нашей Обители.

Святитель Василий Великий.
Слово подвижническое и увещание об отречении от мира
и о духовном совершенстве

Приидите ко Мне вси труждающиися и обремененнии, и Аз упокою вы, — говорит Божественный глас (Мф. 11, 28), указывая или на тамошнее, или на здешнее упокоение. Но без сомнения, призывая нас, он увещевает, во-первых, свергнуть с себя бремя многостяжания, передав это нуждающимся, а затем, отринув все множество грехов, происходящих от многостяжания, чрез благотворение и исповедание притечь к крестоносной жизни монахов. Поэтому вознамерившийся повиноваться Христу и поспешающий к нищетолюбивой и неразвлеченной жизни истинно достоин удивления и ублажения.
Но прошу, пусть не делает сего без испытания, пусть не воображает себе жизни удобосносной и спасения без борьбы, а лучше пусть наперед упражняется в благоискусном терпении скорбей телесных и душевных, чтобы, ввергнув себя в неожиданные борения и потом не имея силы противостоять встретившимся испытаниям, опять со стыдом и посмеянием не устремиться назад к тому, от чего бежал, с осуждением души возвращаясь в мир и делаясь для многих соблазном, подавая всем повод заключать о невозможности жить о Христе. Опасность же сего знаете все вы, читающие Евангелие, в котором говорит Божественный глас: У нее ему было бы, аще жернов оселский облежал бы о выи его, и ввержен в море, неже да соблазнит от малых сих единаго (Лк. 17, 2), потому что будет он подлежать осуждению не только как оставивший свои ряды воин, но и за погибель совращенных им, хотя бы и думал уверять себя душепагубными рассуждениями, будто, и живя в мире, умилостивляет Бога добрыми делами, что для него невозможно. Ибо кто в жизни, безгрешной по ее неразвлеченности, не смог выдержать борений врага, тот в жизни многогрешной и им самим управляемой возможет ли преуспеть в какой-либо добродетели? Пусть даже он и благоустроит собственную свою жизнь, все-таки не избежит осуждения за то, что оставил Христа, подобно ученикам, упоминаемым в Евангелии, о которых божественный евангелист свидетельствует: мнози от ученик идоша вспять и ктому не хождаху с Иисусом, говоря: жестоко есть слово Его, кто может его послушати? (Ин. 6, 66, 60).
Посему и человеколюбец Бог, пекущийся о нашем спасении, дал жизни человеческой двоякого рода направление, то есть супружество и девство, чтобы тот, кто не в состоянии вынести подвига девства, вступил в сожитие с женою, зная то, что потребуется от него отчет в целомудрии, святости и уподоблении тем, которые в супружестве и при воспитании детей жили свято. Таков был в Ветхом Завете Авраам, который прославился тем, что предпочел Бога и, преодолев чувство жалости, принес в жертву единородного сына и двери шатра своего держал отверстыми, готовый к принятию идущих странников, потому что не слышал еще: продаждъ имение твое и даждъ нищим (Мф. 19, 21). Еще больше сего показали Иов и многие другие, Давид и Самуил. Таковы были в Новом Завете Петр и прочие Апостолы. Ибо у каждого человека потребуются плоды любви к Богу и ближнему, и за уклонение от сих, равно как и от всех заповедей, всякий понесет наказание, как и Господь объявляет в Евангелиях, говоря: Иже любит отца или матерь паче Мене, несть Мене достоин (Мф. 10, 37) и еще: Кто не возненавидит отца своего и матерь, и жену и чад, еще же и душу свою, не может Мой быти ученик (Лк. 14, 26).
Соглашаешься ли в том, что Евангелия даны и оженившимся? Вот тебе приведено в ясность, что в послушании Евангелию потребуется отчет у всех людей, монахи ли они или живут в супружестве. Для вступившего в брак достаточно и того, что ему извиняется невоздержание, пожелание жены и сожитие с нею; прочие же заповеди, как всем равно узаконенные, преступать небезопасно. И Христос, благовествуя заповеди Отца, обращал речь к живущим в мире. А если и случалось, что вопрошенный наедине отвечал ученикам Своим, то свидетельствовал, говоря: А яже вам глаголю, всем глаголю (Мк. 13, 37).
Поэтому и ты, избравший общежитие с женою, не будь беспечен, как будто вправе ты предаться миру. Тебе для улучения спасения потребно больше трудов и осторожности, потому что избрал ты себе жилище среди сетей и державы отступнических сил, имеешь пред глазами побуждения ко грехам, и все твои чувства день и ночь напряжены к вожделению их. Посему знай, что не избежишь борьбы с отступником и не одержишь над ним победы без многих трудов на страже евангельских догматов. Ибо как возможно отказаться от ратоборства со врагом, ведя жизнь на самом ратоборном поприще? А это поприще — вся поднебесная земля, которую проходит и обходит враг, как бешеный пес, ища, кого поглотить, как узнаем из истории Иова (Иов. 2, 2). И поэтому если отрекаешься от брани с сопротивником, то ступай в другой мир, в котором его нет, там возможно будет для тебя отречение от борьбы с ним и безопасное небрежение о догматах евангельских. А если это невозможно, спеши обучиться ратоборству с ним, в Писании изучая ратоборное искусство, чтобы тебя, побежденного им по незнанию, не предали вечному огню. И это как бы мимоходом да будет сказано тем, которые в супружеской жизни без опасения пренебрегают сохранением Христовых заповедей.
А ты, любитель небесных уставов, ревнитель ангельского жития, желающий стать соратником святых учеников Христовых, укрепи себя к претерпению скорбей, мужественно приступи к собору монахов и в самом начале своего отречения будь тверд, чтобы не увлекла тебя привязанность к сродникам по плоти, причем укрепляй и себя обменом смертного на бессмертное. А когда самым делом оставляешь собственность свою, будь непреклонен, в несомненной уверенности, что предпосылаешь это на небо, скрывая в недрах убогих и обретая у Бога с великим приращением. Разрывая связь с друзьями и близкими, не будь прискорбен, потому что сопрягаешься со Христом, за тебя распявшимся; а такого дружества можешь ли представить себе что выше?
Когда же при Божием содействии победишь врага своего в этой первой борьбе, не бросай себя, подобно какому-нибудь негодному сосуду. Ибо отречением от земных вещей ты украсил уже себя пред Христом. Но с великою заботливостью и обдуманностью постарайся найти мужа, который бы непогрешительно предшествовал тебе в образе жизни, хорошо умел руководить шествующих к Богу, украшен был добродетелями, в собственных делах своих имел свидетельство любви своей к Богу, был сведущ в Божественных Писаниях, не рассеян, не сребролюбив, не озабочен многим, безмолвен, боголюбив, нищелюбив, не гневлив, не памятозлобен, силен в назидании сближающихся с ним, не тщеславен, не высокомерен, не льстив, не изменчив, ничего не предпочитал Богу. И если найдешь такого, предай ему себя, ни во что вменив и отринув прочь всякую свою волю, чтобы ты оказался подобным чистому сосуду, храня к своей похвале и славе влагаемое в тебя добро. А если оставишь в себе какую-нибудь из прежде бывших в тебе страстей, то, и добро, вложенное в тебя, претворив в уксус, будешь изринут вон, как негодный сосуд.
Это вторая борьба с противником нашего спасения. Ибо у добрых учителей и уроки добрые, а у злых, конечно, злые. Когда лукавый наш противоборник не в силах убедить нас, чтобы оставались в мирском смятении и погибели, спешит он убедить, чтобы не предавали себя строгой жизни или такому мужу, который все грехи наши выводит нам пред взоры и исправляет их, но чтобы вверились кому-нибудь из страстных славолюбцев, удовлетворяющему собственные свои страсти под предлогом снисхождения к живущим с ним вместе, чтобы таким образом, незаметно соделав нас опять многострастными, опутать нас собственными узами греха. А если поручишь себя мужу, украшенному многими доблестями, то сделаешься наследником благ, какие в нем, и будешь весьма блажен пред Богом и пред людьми. Но если, щадя тело свое, отыщешь учителя снисходительного к страстям твоим, или, лучше сказать, вместе с тобою падающего, то напрасно ты вступал в подвиг отречения от мира, потому что предался страстной жизни, взял себе слепого вождя и приближаешься к яме. Ибо слепец слепца аще водит, оба в яму впадут, довлеет бо ученику, да будет яко учитель его (Мф. 15, 14; 10, 25). Это Божие слово, и оно не погрешит; тебе должно жить по закону подвижническому, в противном случае не будешь и увенчанным, как сказал Апостол: Аще и подвизается кто, не венчается, аще не законно подвизаться будет (2 Тим. 2, 5).

Поэтому, если по благодати Божией найдешь (а поискав, непременно найдешь) учителя добрых дел, наблюдай за собою, чтобы не делать тебе ничего вопреки воле учителя. Ибо все, что делается без него, есть некое хищение и святотатство, ведущее к смерти, а не к пользе, хотя бы казалось тебе добрым. Ибо если оно доброе, то почему делается тайно, а не въявь? Допроси помысл свой, который чрез правые дела доводит тебя до кражи и по-видимому добрыми преслушаниями приуготовляет тебе дела неправые. Не желай производить заклинаний над зверями, будучи неопытен в заклинании, чтобы, созвав к себе змей, когда обовьют тебя, а ты не будешь в состоянии сопротивляться им, самому не быть нещадно ими истребленным. Не опирайся на благородство плоти и не ищи чести, потому что плотской не приемлет яже Духа (1 Кор. 2, 14).

Не покушайся изменять что-либо в уставах доброй жизни и собственным своим своеволием делать преткновение подвизающимся, а себе самому собирать бремя грехов: не делай сего ни в постели, более мягкой, ни в одеждах, или в обуви, или в другой какой принадлежности, или в перемене снедей, или в столе, не соответствующем времени твоего отшельничества, или в стоянии, или в рукоделии более покойном и опрятном. Ибо все это не только когда у тебя уже есть оно, но и когда составляет предмет твоего искания, не будет иметь доброго следствия. А если не познаешь скоро в этом диавольского коварства и не отсечешь сего от своего сердца, то уготовишь себе отпадение от жизни во Христе. Напротив того, положив в сердце своем, что ты бесчестнее и грешнее всех людей, что ты странник и пришлец, из жалости принят отрекшимися от мира прежде тебя, спеши быть последним из всех и всем рабом. Последнее принесет тебе честь и истинную славу, а не первое.
Имей уши, отверстые к послушанию, и руки, готовые исполнять слышанное, уста имей молчаливые и сердце осмотрительное. Будь ленив к празднословию, а благоразумен и сведущ в спасительном слышании Божественных Писаний. Да будет тебе горьким вкушением слышание мирских рассказов и сотами меда беседа мужей преподобных. Спеши в подражании тем, которые прежде тебя подвизались в доброй нравственности, и не берись сам обучать каждого. Употреби старание успевать в важнейших добродетелях и не вознерадеть о меньших. Не пренебрегай никакою погрешностью, хотя бы она была менее всякого зловредного животного, но поспеши исправить ее покаянием, хотя многие многократно погрешают в большом и малом и остаются нераскаянными.

Не будь судьею чужих падений. У них есть Судия праведный, Иже воздаст коемуждо по делом его (Рим. 2,6). Ты наблюдай за своим и, сколько есть сил, облегчай свое бремя. Отягощающий бремя свое, сам и понесет его. В покаянии — спасение, а неразумие — смерть покаяния.
Скрывай себя от людей суетных, обнаруживай же себя всего чаще пред Богом. Сколько от тебя зависит, уклоняйся от всякого выхода в общество, избегая рассеянности сердца. Только вышел ты из келий, оставляешь уже воздержность, погружаешься в мир, встречаешь жену-блудницу, которая, очаровав твой слух обольстительными словами, твои взоры — красотою лица, твой вкус — лакомствами и яствами, как бы на уде, приведет к себе. Потом, прижимаясь к тебе и заключая в свои объятия, ослабит в тебе постоянство любви к воздержанию, и таким образом постепенно отвлекши от добродетельной жизни, развратит собой. А если при Божией помощи и возможешь избежать ее сетей, то хотя возвратишься в келию, однако уже не таким, каким вышел, но расслабленным и болезненным, не расположенным ни к какому доброму делу и только по истечении долгого времени способным возвратиться к свойственному тебе навыку. Тебя будет беспокоить в помыслах желание той и другой жизни, и со многим только трудом в состоянии будешь уступить победу душе. Поэтому если случится тебе по какому-нибудь обстоятельству выйти из келии, то, облекшись в броню страха Божия, утвердив на руке, подобно щиту, любовь Христову и воздержанием во всем преодолев приражения похотей, тотчас по исправлении нужды иди назад, нимало не замедляя, но на быстрых крыльях возвращаясь, подобно невинной голубице спасаясь в ковчег, из которого ты послан, и неся в устах милости Христовы, и таким образом убеждая внутренние свои помыслы, что на всяком другом месте недоступно для тебя спасительное упокоение.
Если ты юн по плоти или по разуму, удаляйся короткого обращения со сверстниками и бегай от них, как от пламени. Ибо враг, воспалив чрез них многих, предал их вечному огню, под видом духовной любви низринув в гнусную пропасть обитателей Пятиградия 1, и тех, которые спаслись среди моря при всех ветрах и бурях, когда ни о чем не беспокоились внутри пристани, погрузил в глубину с ладьей и пловцами. Когда садишься, садись гораздо дальше от сверстного с тобою; когда ложишься спать, одеяние твое да не сближается с его одеянием, но лучше пусть будет между вами старец. А когда говорит он с тобою или поет, стоя напротив тебя, отвечай ему, поникши взором долу, чтобы тебе, останавливая взор свой на лицах, не принять в себя семени похотения от врага и сеятеля зла и не пожать снопов растления и погибели. В доме или на всяком месте, где никто не видит дел ваших, не оставайся с ним ни под предлогом рассуждения о Божием слове, ни под предлогом другой какой-нибудь даже самой необходимой потребности, ибо всего нужнее душа, за которую умер Христос. Не верь обманчивому помыслу, который подсказывает тебе, что это нимало не соблазнительно, несомненно зная, что сие самое и есть соблазн, как ясно тебе будет доказано многократным опытом падших. Поверь словам моим, происходящим от братолюбивого сердца. Прибегай к суровым старцам, которые приточными словами умащают юношей к делам похвальным, но не делают никакого вреда своею наружностью.
Всяцем хранением блюди твое сердце (Притч. 4, 23). Как тати день и ночь непрерывно подбираются к золоту и похищают нечаянно, когда не знаешь, так смотри, чтобы враг не обольстил тебя грехом прародительским и не изгнал вскоре из рая сладости. Ибо тот, кто хищением снеди отвлек Адама от жизни, надеялся запнуть и Иисуса, тем паче не постыдился и тебе подмешать этой первой причины зол, зная, какой это сильный яд, потому что страсть чревоугодия обыкновенно обнаруживает свою силу не в множестве яств, но в пожелании и малом вкушении. Поэтому если пожелание вкусить что-либо малое будет так сильно, что ввергнет в страсть чревоугодия, то оно без труда предаст тебя смерти. Как вода, разделяемая на многие протоки, делает, что зеленеют все места, лежащие около протоков, так и страсть чревоугодия, если разлилась в твоем сердце, напоив все твои чувства и насадив в тебе лес пороков, обратит душу твою в жилище зверей.
Видел я, что многие, одержимые страстями, исцелялись, но не видел между ними ни одного, привыкшего есть тайно от других или чревоугодника; напротив того, все такие люди или оставляли воздержную жизнь и развращались миром, или пытались укрыться между воздержными и сластолюбием оказывали услуги диаволу. Ибо это — лжецы, люди много клянущиеся, клятвопреступные, любящие прекословить, мстить, кричать, запирающиеся в том, что едят, скупые, роскошные в пище, жалующиеся на свою участь, любопытные, радующиеся делам темным и охотно противодействующие всякому похвальному образу жизни. Чтобы прикрыть страсть чревоугодия, впадают они во множество зол. Такие люди хотя по наружности в числе спасаемых, но по делам — в числе осужденных.
Чревоугодие Адама предало смерти и причинило миру погибель. Из-за чревоугодия Ной осмеян, Хам проклят, Исав лишился прав первородства и породнился с хананеями, Лот стал мужем дочерей, а самому себе зятем и тестем, отец — мужем и дед — отцом, в обоих отношениях нарушая пределы естества. Чревоугодие и Израиля сделало поклонником идолу и довело израильтян до того, что телеса их пали в пустыни (Чис. 14, 29). Чревоугодие и одного из пророков, посланного Богом для обличения нечестивого царя, сделало снедью дикого зверя. И кому не мог отмстить за себя царь Иеровоам, при всем царском могуществе, тот, уловленный обольщением чрева, подвергся жалкой смерти (3 Цар. 13, 23-24).

А Даниил, муж желаний, преодолев чрево, повелевал в царстве халдейском, соделавшись низложителем идолов, истребителем змия, наставником львов, предсказателем Божия вочеловечения, истолкователем сокровенных тайн. Три святые отрока, оказавшись выше удовольствий чрева, презрели царский гнев и бестрепетно дерзнули войти в страшную горящую печь, какую только мог разжечь царь Навуходоносор, обнаружили ничтожность обоготворенного златого образа и тот образ, который долгое время к поруганию Божией славы сооружал сатана, получив в добычу, принесли собственному Владыке, заставили самого враждебнейшего царя и все богопротивное воинство со всею тварью песнословить Бога.
И, скажу кратко, если будешь владеть чревом, то станешь обитать в раю, а если не овладеешь им, то сделаешься добычей смерти. Будь верною сокровищницею добродетелей, а ключом имей язык духовного твоего отца. Он пусть отверзает уста твои для принятия хлеба, он пусть и замыкает. Не бери в советники змия, который вместо ключа хочет уловить тебя советом попробовать что-либо хотя бы только языком. Остерегайся греха тайноядения. Если он сможет совратить тебя в малом, то низложит уже совершенно и будет держать в узах.
Не подставляй ушей всякому разглагольствующему и не отвечай всякому говоруну в беседах, не соответственных цели твоего подвижничества. Будь слушателем добрых поучений и размышлением о них храни свое сердце. Береги свой слух от мирских рассказов, чтобы не замарать души своей брызгами грязи. Не старайся вслушиваться, что говорят другие, и не вкладывай головы своей в средину беседующих, чтобы и самому тебе не быть осмеянным, и их не сделать злоречивыми. Не будь любопытен и не желай все видеть, чтобы не удержать тебе в сердце своем гноя страстей. По мере надобности смотри, по мере надобности слушай, по мере надобности говори, по мере надобности отвечай.

Перед высшим не вдруг осмеливайся садиться, а если пригласят, то не садись рядом, но, осмотревшись кругом, старайся найти низшее место, чтобы Бог прославил тебя за смирение. Спрашивают тебя — отвечай пристойным и смиренным голосом, а не спрашивают — храни молчание. Когда спрашивают другого, сожми уста твои, чтобы язык твой, понуждаемый опрометчивым сердцем, прорвавшись, не поразил кого из строгих в подвижничестве и самого тебя не вверг в узы укоризн. Сидя, не клади одной ноги на другую: это знак невнимательности и души рассеянной.
Если разговариваешь с низшим себя или он тебя о чем спрашивает, не давай ему ответов небрежно, презирая брата в оскорбление Богу. Ибо ругаяйся убогому раздражает Сотворшаго его (Притч. 17, 5), — говорит притча. Слово утешения да предшествует прочим речам твоим, подтверждая любовь твою к ближнему. Предлагай его и в средине, и в конце разговора, с светлым лицом, чтобы доставить услаждение твоему собеседнику. При всяком успехе ближнего своего веселись и прославляй Бога, потому что его успехи суть твои, а твои его. В собраниях избегай преждевозлеганий и преждеседаний (Мф. 23, 6), ищи себе последнего места, чтобы услышать лучше: друже, посяди выше (Лк. 14, 10). За трапезою левая рука твоя да не бесчинствует и да не берет преимущества у правой, а лучше пусть остается в покое; в противном же случае, по крайней мере, пусть помогает правой.
Пусть уста твои предваряют приглашение тебя ко всякой молитве, и до последней молитвы будь на правиле, почитая великим ущербом оставить молитву. Ибо если, вкушая пищу для подкрепления своей плоти, останешься безвыходно за трапезой, пока не удовлетворишь потребности и без большой необходимости не легко выйдешь из-за стола, то не тем ли паче должен ты до конца оставаться во время духовного питания и укреплять молитвою твою душу? Ибо на сколько отличается небо от земли, небесное от земного, настолько же отличается душа от тела. Душа — подобие неба, потому что в ней обитает Господь; а плоть — от земли, на которой обитают смертные люди и бессловесные
животные. Поэтому нужды телесные соразмеряй с часами молитв и приготовься не слушать помысла, который отвлекает тебя от правила. Ибо у демонов в обычае — в часы молитвы под предлогом благовидной якобы причины побуждать нас к отлучке, чтобы благовидно отвлечь нас от спасительной молитвы. Не говори в извинение: «У меня болит голова, болит чрево», представляя неизвестных свидетелей небывалой болезни и ради упокоения ослабляя усердие к бдению. Напротив того, совершай еще и тайные молитвы, которые Бог видите тайне, а воздаст тебе яве (Мф. б, 6).
Собирай прибыток совершенного жития, чтобы найти богатство сокрытое в день нужды. На чредах своего служения к труду телесному присоединяй и слово утешения, во свидетельство любви к тем, кому служишь, чтобы служение свое, растворенное солию (Кол. 4, 6), соделать тебе благоприятным. Не позволяй другому исполнять дел, на тебе лежащих, чтобы и награда не была отнята у тебя и отдана другому и чтобы другой не прославился твоим богатством к твоему унижению.
Дела служения своего исполняй благообразно и тщательно, как служащий Христу. Ибо сказано: Проклят всяк творяй дела Господня с небрежением (Иер. 48, 10). Хотя бы поручаемые тебе службы казались низкими, бойся злоупотребления, допуская превозношение и презрение, потому что за тобою надзирает Бог. Дело служения велико и может доставить тебе Царство Небесное. Это мрежа добродетелей, влекущая к себе все заповеди Божий и, во-первых, превосходнейшую из всех добродетелей — смирение, которое приносит с собою целый рой благ; а потом и сие: «Взалкахся, и даете Ми ясти, возжадахся, и напоисте Мя, был странен, и болен, и в темнице, и вы послужили Мне» (Мф. 25, 35-36), и особенно, когда требуемое должностью исполняется со смиренным о себе мнением, без превозношения, гнева и ропота.
Будь соревнователем живущих право и дела их запиши у себя в сердце. Желай быть в числе немногих, потому что добро редко, почему не многие входят в Царство Небесное. Не думай, что спасутся все, живущие в келии, и добрые, и худые. На деле не то. Многие приступают к похвальной жизни, но не многие принимают иго ее. Ибо Царство Небесное принадлежит употребляющим принуждение и нуждницы восхищают е (Мф. 11, 12). Это — евангельское слово. Оно назвало принуждением изнурение тела, какое ученики Христовы терпят добровольно, в отречении от собственных своих хотений и от телесного упокоения, в хранении же всех заповедей Христовых. Поэтому, если хочешь восхитить Царствие Божие, употреби принуждение, подклони выю свою под иго служения Христова, стяни ярем на выи своей; пусть гнетет он выю твою, истончай ее трудом добродетелей, в постах, в бдениях, в послушании, в безмолвии, в псалмопениях, в молитвах, в слезах, в рукоделии, в перенесении всякой скорби, наносимой тебе демонами и людьми. Да не внушает тебе высокомудренный помысл ослабить со временем труды, чтобы пред дверьми исшествия не застали тебя обнаженным от добродетелей и чтобы не остаться тебе вне врат Царствия.
Да не надмевает тебя степень церковного чина, но более да смиряет, ибо преуспеяние души — преуспеяние в смирении, а лишение и бесчестие рождаются от высокомудрия. В какой мере будешь приближаться к высшим священным степеням, в такой мере смиряй себя, боясь примера сынов Аароновых. Познание богочестия — познание смирения и кротости. Смирение — подражание Христу, а превозношение, вольномыслие и бесстыдство — подражание диаволу. Будь подражателем Христу, а не антихристу; Богу, а не противнику Божию; Владыке, а не рабу-беглецу; милостивому, а не жестокому; Человеколюбцу, а не человеконенавистнику; жителям брачного чертога, а не тьмы. Не спеши давать приказы братству, чтобы не возложить тебе на выю свою чужого бремени грехов.
Рассматривая делание каждого дня, сравнивай его с деланием предшествующего и поспешай к исправлению. Преуспевай в добродетелях, чтобы стать ближе к Ангелам. Оставайся в келии не дни, не месяцы, но в продолжение многих лет, воспевая своего Владыку день и ночь, подражая Херувимам. Если так начнешь, так и окончишь, и идя путем тесным в короткое время своего подвижничества по благодати Божией войдешь в рай с сияющим светильником души, радуясь со Христом во веки. Аминь.
________________
1 То есть Содома, Гоморры, Адамы, Севоима и Валаки (Быт. 14, 2), из которых последний по молитве Лота спасся от истребления и наименован Сигором (Быт. 19).

(Святитель Василий Великий. Слова подвижнические. – М., Изд-во Московского Подворья Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, 2001).



Аввы Иоаннна Лествичника, игумена Синайского,
Слово 1 об отречении от жития мирского.


1. Из всех созданных благим и преблагим и всеблагим Богом нашим и Царем, (ибо слово к рабам Божиим прилично и начать от Бога), разумных и достоинством самовластия почтенных существ, одни суть други Его, другие истинные рабы, иные рабы непотребные, иные совсем чужды Его, а другие, наконец, хотя и немощны, однако противятся Ему. И други Его, о священный отче, как мы, скудоумные, полагаем, суть собственно умные и бестелесные существа, Его окружающие; истинные рабы Его — все те, которые неленостно и неослабно исполняют волю Его, и непотребные — те, которые, хотя и удостоились крещения, но обетов, данных при оном, не сохранили как должно. Под именем чуждых Бога и врагов Его следует разуметь неверных, или зловерных (еретиков); а противники Богу суть те, кои не только повеления Господня сами не приняли и отвергли, но и сильно вооружаются против исполняющих оное.
2. Каждое из сказанных состояний требует особенного и приличного слова; но для нас, невежд, в настоящем случае неполезно излагать это пространно. Итак, поспешим теперь исполнить повеление истинных рабов Божиих, которые благочестиво нас понудили и верою своею убедили; в несомненном 1 послушании прострем недостойную нашу руку и, принявши трость слова от их же разума, омочив в темновидное, но светящееся смиренномудрие; и на гладких и чистых сердцах их, как на некоторой бумаге, или лучше сказать, на духовных скрижалях, станем живописать Божественные слова, или вернее, Божественные семена, и начнем так:
3. Всех одаренных свободною волею Бог есть и жизнь, и спасение всех, верных и неверных, праведных и неправедных, благочестивых и нечестивых, бесстрастных и страстных, монахов и мирских, мудрых и простых, здравых и немощных, юных и престарелых; так как все без изъятия пользуются излиянием света, сиянием солнца и переменами воздуха; несть бо лицеприятия у Бога (Рим. 2, 11).
4. Нечестивый есть разумное и смертное создание, произвольно удаляющееся от жизни оной (Бога), и о Творце своем присносущем помышляющее, как о несуществующем. Законопреступник есть тот, кто закон Божий содержит по своему злоумию и думает веру в Бога совместить с ересию противною. Христианин есть тот, кто, сколько возможно человеку, подражает Христу словами, делами и помышлениями, право и непорочно веруя во Святую Троицу. Боголюбец есть тот, кто пользуется всем естественным и безгрешным и, по силе своей, старается делать добро. Воздержник тот, кто посреди искушений, сетей и молвы, всею силою ревнует подражать нравам свободного от всего такого. Монах есть тот, кто, будучи облечен в вещественное и бренное тело, подражает жизни и состоянию бесплотных. Монах есть тот, кто держится одних только Божиих словес и заповедей во всяком времени и месте, и деле. Монах есть всегдашнее понуждение естества и неослабное хранение чувств. Монах есть тот, у кого тело очищенное, чистые уста и ум просвещенный. Монах есть тот, кто, скорбя и болезнуя душою, всегда памятует и размышляет о смерти, и во сне и во бдении. Отречение от мира есть произвольная ненависть к веществу, похваляемому мирскими, и отвержение естества, для получения тех благ, которые превыше естества.
5. Все, усердно оставившие житейское, без сомнения, сделали это или ради будущего царствия, или по множеству грехов своих, или из любви к Богу. Если же они не имели ни одного из сих намерений, то удаление их из мира было безрассудное. Впрочем, добрый наш Подвигоположник ожидает, каков будет конец их течения.
6. Исшедший из мира для того, чтобы избавиться от бремени грехов своих, да подражает тем, которые сидят над гробами вне города, и да не престает изливать теплые и горячие слезы, и да не прерывает безгласных рыданий сердца, до тех пор, пока и он не увидит Иисуса, пришедшего и отвалившего от сердца камень ожесточения, и ум наш, как Лазаря, от уз греховных разрешившего, и повелевшего слугам Своим, ангелам: Разрешите его от страстей и оставите его идти (Ин. 11, 44), к блаженному бесстрастию. Если же не так, то (от удаления из мира) не будет ему никакой пользы.
7. Когда хотим выйти из Египта и бежать от Фараона, то и мы имеем необходимую нужду в некоем Моисее, то есть ходатае к Богу и по Боге, который, стоя посреди деяния и видения, воздевал бы за нас руки к Богу, чтобы наставляемые им перешли море грехов и победили Амалика страстей. Итак, прельстились те, которые, возложив упование на самих себя 2, сочли, что не имеют нужды ни в каком путеводителе; ибо исшедшие из Египта имели наставником Моисея, а избежавшие из Содома — Ангела. И одни из них, то есть исшедшие из Египта, подобны тем, которые с помощию врачей исцеляют душевные страсти, а другие подобны желающим совлечься нечистоты окаянного тела; потому они и требуют помощника — Ангела, то есть равноангельного мужа; ибо по гнилости ран потребен для нас и врач весьма искусный.
8. Покусившимся с телом взойти на небо, поистине потребны крайнее понуждение и непрестанные скорби, особенно в самом начале отречения, доколе сластолюбивый наш нрав и бесчувственное сердце истинным плачем не претворятся в боголюбие и чистоту. Ибо труд, поистине труд и большая сокровенная горесть неизбежны в сем подвиге, особенно для нерадивых, доколе ум наш, сей яростный и сластолюбивый пес, через простоту, глубокое безгневие и прилежание, не сделается целомудренным и люборассмотрительным. Впрочем, будем благодушны, страстные и изнемогающие; немощь нашу и душевное бессилие несомненною верою, как десною рукою, представляя и исповедуя Христу, непременно получим помощь Его, даже сверх нашего достоинства, если только всегда будем низводить себя в глубину смиренномудрия.
9. Всем приступающим к сему доброму подвигу, жестокому и тесному, но и легкому, должно знать, что они пришли ввергнуться в огонь, если только хотят, чтобы в них вселился невещественный огонь. Посему каждый да искушает себя, и потом уже от хлеба жития иноческого, который с горьким зелием, да яст, и от чаши сей, которая со слезами, да пиет: да не в суд себе воинствует. Если не всякий, кто крестился, спасется, то... умолчу о последующем.
10. Приходящие к сему подвигу должны всего отречься, все презреть, всему посмеяться, все отвергнуть, чтобы положить им твердое основание. Благое же основание, трехсоставное или трехстолпное, составляют незлобие, пост и целомудрие. Все младенцы во Христе да начинают с этих добродетелей, принимая в пример чувственных младенцев, у которых никогда ничего нет злобного, ничего льстивого; нет у них ни алчности неутолимой, ни ненасытного чрева, ни телесного разжжения; оно появляется уже впоследствии, с возрастом и может быть по умножении пищи.
11. Поистине достойно ненависти и бедственно, когда борющийся, при самом вступлении в борьбу, ослабевает, показывая этим верный признак близкого своего побеждения. От твердого начала, без сомнения, будет нам польза, если бы мы впоследствии и ослабели; ибо душа, бывшая прежде мужественною и ослабевши, воспоминанием прежней ревности, как острым орудием, бывает возбуждаема, посему многократно некоторые воздвигали себя таким образом (от расслабления).
12. Когда душа, предательствуя сама себя, погубит блаженную и вожделенную теплоту, тогда пусть исследует прилежно, по какой причине она ее лишилась: и на эту причину да обратит весь труд свой и все прилежание; ибо прежнюю теплоту нельзя иначе возвратить, как теми же дверьми, которыми она вышла.
13. Отрекшийся от мира из страха подобен фимиаму, который сперва благоухает, а после оканчивается дымом. Оставивший мир ради воздаяния подобен мельничному жернову, который всегда одинаково движется; а исшедший из мира по любви к Богу в самом начале приобретает огонь, который, быв ввержен в вещество, вскоре возжет сильный пожар.
14. Некоторые кладут в строение кирпич поверх камня, другие утвердили столбы на земле; а иные, пройдя небольшую часть пути и разогрев жилы и члены, потом шли быстрее. Разумеющий да разумеет, что значит это гадательное слово 3 .
15. Как позванные Богом и Царем, усердно устремимся в путь, дабы нам, маловременным на земле, в день смерти не явиться бесплодными и не погибнуть от голода. Благоугодим Господу, как воины угождают Царю; ибо, вступивши в это звание, мы подлежим строгому ответу о служении. Убоимся Господа хотя так, как боимся зверей; ибо я видел людей, шедших красть, которые Бога не убоялись, а услышав там лай собак, тотчас возвратились назад, и чего не сделал страх Божий, то успел сделать страх зверей. Возлюбим Господа хотя так, как любим и почитаем друзей: ибо я много раз видел людей, прогневавших Бога и нисколько о том не заботившихся, но те же самые, какою-нибудь малостию огорчив своих друзей, употребляли все искусство, выдумывали всякие способы,
всячески изъявили им свою скорбь и свое раскаяние, и лично, и через иных, друзей и родственников, приносили извинения, и посылали оскорбленным подарки, чтобы только возвратить прежнюю их любовь.
16. В самом начале отречения, без сомнения, с трудом, понуждением и горестию исполняем добродетели; но преуспевши, перестаем ощущать в них скорбь, или ощущаем, но мало; а когда плотское мудрование наше будет побеждено и пленено усердием, тогда совершаем их уже со всякою радостию и ревностию, с вожделением и Божественным пламенем.
17. Сколько похвальны те, которые с самого начала со всею радостию и усердием совершают заповеди: столько достойны жалости те, которые, долго пребывая в иноческом обучении, еще с трудом совершают, хотя и совершают, подвиги добродетелей.
18. Не будем презирать или осуждать и такие отречения, которые бывают по обстоятельствам; ибо я видел бывших в бегстве, которые, нечаянно встретившись с царем, против своего желания пошли вслед его, и вшедши с ним в чертог, возсели вместе с ним за трапезу. Видел я, что семя, нечаянно упавшее на землю, принесло изобильный и прекрасный плод; как и противное сему случается. Опять видел я человека, который пришел во врачебницу не за тем, чтобы лечиться, а по некоторой другой потребности, но, привлеченный и удержанный ласковым приемом врача, он освободился от мрака, лежавшего на его очах. Таким образом и невольное в некоторых было тверже и надежнее, чем произвольное в других.
19. Никто не должен, выставляя тяжесть и множество грехов своих, называть себя недостойным монашеского обета, и ради своего сладострастия мнимо унижать себя, вымышляя извинения во грехах своих (Пс. 140, 4): ибо где много гнилости, там нужно и сильное врачевание, которое очистило бы скверну; а здоровые не поступают в больницу.
20. Если бы земной царь позвал нас и пожелал бы нас поставить в служение пред лицем своим; мы не стали бы медлить, не извинялись бы, но оставив все, усердно поспешили бы к нему. Будем же внимать себе, чтобы, когда Царь царствующих и Господь господствующих и Бог богов зовет нас к небесному сему чину, не отказаться по лености и малодушию, и на великом суде Его не явиться безответными. Может ходить и тот, кто связан узами житейских дел и попечений, но неудобно; ибо часто и те ходят, у которых железные оковы на ногах: но они много претыкаются, и получают от этого язвы. Человек не женатый, а только делами связанный в мире, подобен имеющему оковы на одних руках; а потому, когда он ни пожелает, может невозбранно прибегнуть к монашескому житию; женатый же подобен имеющему оковы и на руках и на ногах.
21. Некоторые люди, нерадиво живущие в миру, спросили меня, говоря: «Как мы, живя с женами и оплетаясь мирскими попечениями, можем подражать житию монашескому?» Я отвечал им: «Все доброе, что только можете делать, делайте; никого не укоряйте, не окрадывайте, никому не лгите, ни перед кем не возноситесь, ни к кому не имейте ненависти, не оставляйте церковных собраний, к нуждающимся будьте милосердны, никого не соблазняйте, не касайтесь чужой части 4, будьте довольны оброки жен ваших. Если так будете поступать, то не далеко будете от царствия небесного».
22. С радостию и страхом приступим к доброму сему подвигу; не будем бояться врагов наших, ибо они взирают на лице нашей души, хотя сами и невидимы; и когда заметят, что оно изменилось от боязни, тогда сии коварные яростнее вооружаются против нас, зная, что мы устрашились. Итак вооружимся против них благодушно, ибо с мужественным борцом никто бороться не смеет.
23. Господь, по особенному Промыслу Своему облегчил брани для новоначальных, чтобы они при самом начале не возвратились тотчас же в мир. Итак, радуйтесь всегда о Господе, все рабы Божии, видя в этом первый знак любви Господней к вам, и что Он Сам вас призвал, впрочем знаем, что Бог часто и другим образом поступает; то есть когда Он видит мужественные души, то с самого начала попускает на них брани, желая их скоро увенчать. Но от живущих в мире Господь утаил неудобство, или лучше сказать удобство сего поприща; ибо если они это знали, то никто не отрекался бы от мира.
24. Усердно приноси Христу труды юности твоей, и возрадуешься о богатстве бесстрастия в старости: ибо собираемое в юности питает и утешает изнемогших в старости. Юные! Потрудимся ревностно, потечем трезвенно; ибо смерть неизвестна. Мы имеем врагов лукавых и злых, коварных, пронырливых, держащих огонь в руках и желающих сжечь храм Божий тем самым пламенем, который в нем 5, врагов сильных и никогда не спящих, невещественных и невидимых. Итак, никто из юных не должен слушать враждебных бесов, когда они внушают ему, говоря: «Не изнуряй своего тела, чтобы не впасть в болезнь и немощи». Ибо едва ли найдется кто-нибудь, особенно в настоящем роде, решившийся умервить свое тело, хотя иной и лишает себя многих и сладких яств; намерение же бесов в этом случае состоит в том, чтобы и самое вступление наше в подвиг сделать слабым и нерадивым, а потом и конец сообразным началу.
25. Желающие истинно работать Христу прежде всего да приложат старание, чтобы, при помощи духовных отцев и собственным рассуждением, избрать себе приличные места и образы жизни, пути и обучения: ибо не для всех полезно общежитие, по причине сластолюбия, и не все способны к безмолвию, по причине гнева (4); но каждому должно рассматривать, какой путь соответствует его качествам.
26. Все житие монашеское содержится в трех главных устроениях и образах подвига: или в подвижническом уединении и отшельничестве; или в том, чтобы безмолвствовать с одним и, много, с двумя; или, наконец, в том, чтобы терпеливо пребывать в общежитии. Не уклонися, говорит Екклесиаст, ни на десно, ниже на шуе (Притч. 4, 27), но путем царским иди. Средний из этих образов жизни многим приличен; ибо тот же Екклесиаст говорит: горе единому, ибо если он падет в уныние (Еккл. 4, 10), или в сонливость, или в леность, или в отчаяние, то нет человека воздвигнути его. А идеже еста два или трие собрани во имя Мое, ту есмь посреде их, сказал Господь (Мф. 18, 20).
27. Итак, кто есть инок верный и мудрый? Кто горячность свою сохранил неугасимою, и даже до конца жизни своей не переставал всякий день прилагать огонь к огню, горячность к горячности, усердие к усердию, и желание к желанию.
Первая степень. Вступивший на нее не обращайся вспять.
_______________
1 В непрекословном.
2 У Паисия Величковского: самех себе предательствующии.
3 По изъяснению преподобного Иоанна Раифского и Илии Критского, святой Иоанн Лествичник говорит здесь об отрекающихся от мира. Возводящие на камне кирпичное здание означают тех, которые, отрекшись от мира, вступают в общежитие и полагают начало с великих внешних добродетелей, но без повиновения духовному отцу и отсечения пред ним своей воли; и потому, не искусившись в смиренных подвигах послушания и не имея помощи от наставника, который бы обучал их бороться со страстями и соразмерно наставлять на добрые дела, понемногу охладевают в усердии и, ослабевая, предаются некоторому нерадению, изменяя хорошо начатое строение на более униженное и слабейшее. Утверждающие столбы на земле суть те, которые, отрекшись от мира, тотчас удаляются на безмолвное житие, не положив в общежитии основания для отшельничества чрез подвиги послушания, смирения и умерщвления страстей; и потому скоро падают и неудобно восстают. Те же, которые, пройдя часть пути и разогрев члены, шли потом быстрее, означают вступивших на поприще иночества, кои поручают себя руководству доброго наставника, идут чуждым гордости путем отсечения своей воли и, положив начало трудами послушания и смирения, искусившись в бранях, укрепляются, возгораются теплотою благоговения, и благодатию Божиею становятся неутомимы и непобедимы, и без преткновения свято совершают свое течение до конца.
4 В стар. переводе: не прикасайтесь к чужому ложу.
5 То есть пламенем собственных его страстей.

(Преподобного отца нашего Иоанна, игумена Синайской горы ЛЕСТВИЦА. – Санкт-Петербург, «Сатис», 2006).






А вот мнение о поступлении в монастырь нашего современника - Схиархимандрит Авраам,
духовник Ново-Тихвинского женского монастыря (г.Екатеринбург):


В обитель приходят самые разные люди – разных возрастов и социального положения. Много молодых, много интеллигентных людей. Что ведет их в монастырь? Желание покаяться, посвятить свою жизнь Богу, стремление к совершенствованию, стремление жить по святым отцам. Существует мнение, что в монастырь идут неудачники. Конечно, это мнение неправильно. В основном, в монастырь идут люди энергичные и решительные. И это не случайно – чтобы избрать монашеский образ жизни, необходимы, в первую очередь, решительность и мужество.
…Кому я не советовал бы идти в монастырь? Тому, кто думает, что монастырь – это место, где он спасется от трудностей, спрячется от своих неудач. Монашество – это, конечно, беспечальный образ жизни, в том смысле, что избавляет нас от мирских забот, от суеты. Но в то же самое время это гораздо более трудный крест, чем семейная жизнь. Вообще, нужно сказать, что и монашество, и семейная жизнь – это крестоношение. Если человек уходит в монастырь только по той причине, что не хочет нести семейный крест, то он разочаруется. Взвалив на себя крест монашеский, он получит не облегчение, а большие трудности. Хотя и большее благодатное утешение, и большее преуспеяние в духовной жизни, если будет ревностно исполнять монашеские обеты.
Для всех ли монашество? Монашество – для всех, кто его желает. Но всё же это путь немногих, и нужно тщательно осмотреться и хорошо подумать, готов ли ты к этому. Потому что, сделав выбор, ты должен сохранить его в течение всей своей жизни и, по словам Спасителя, не оглядываться назад, подобно жене Лотовой.

(www.sestry.ru).

В нашем монастыре принято откровение помыслов настоятельнице. Подробную беседу духовника Ново-Тихвинского женского монастыря схиархимандрита Авраама «Об откровении помыслов» Вы можете прочесть здесь.









Еще один наш современник - игумен Борис (Долженко) в своей книге «К тихому пристанищу» так пишет о поступлении в монастырь в наше время:


…Как путешественник, рассказывая другим о пройденном им пути, в первую очередь старается предостеречь путников от больших опасностей, я коснусь в этой книге, главным образом, иноческих трудностей, а не утешений, о которых уже с избытком написано другими авторами. Мы увидим, что современные трудности едва ли уступают прошлым. Нашему поколению привелось восстанавливать уничтоженное богоборчеством монашество практически заново. Такому периоду естественно присущи повышенные трудности и скудность высших духовных достижений. Не думаю, однако, что из-за этого награда нынешним монахам окажется меньше, чем древним.

При всех недостатках современных монастырей, условия для спасения, молитвы, исполнения Заповедей в них все же лучше, чем в миру. Насельники их ограждены от многих искушений монастырским уставом и монастырской стеной. Наместник в силах уменьшить для братии число внешних искушений, а осторожностью в приеме, разумным подбором братии и воспитанием их создать благоприяный климат в братском коллективе. Чудеса попечения Божия о современных обителях не видны только уже очень подслеповатым очам.

Конечно, не для того, чтобы испугать читателей и уменьшить и без того малое число желающих поступить в наши обители, я пишу настоящую книгу, а для того, чтобы подвизающиися могли приготовиться к этим трудностям и противостоять им. Показав трудности, я постарался показать и пути их преодоления. Что ж из того, что путь монашеский труден? Он никогда не был легким. «…возми крест свой и следуй за Мною» (Мк. 8, 34). Кого Господь призывает к монашеству, тот не испугается и больших трудностей. Главную славу монашества составляют не те, кто расчетливо выбирает, где им будет легче спастись, но кто чувствует внутренний призыв к отречению от мира, чьей душе правила монашеской жизни сродны, а не тягостны, кто имеет в себе самом свидетельство, что это – его путь.
…Между трудовой и духовной жизнью должно соблюдаться определенное равновесие. Нельзя допускать, чтобы все силы и время поглощались физическим трудом, что-то должно оставаться для келейной молитвы, духовного чтения, богослужений, добрых дел, помощи ближнему. Человек, у которого еще не сформировалось правильное внутреннее устроение, изнуренный постоянными физическими перегрузками и недосыпанием, становится раздражительным, безразличным к нуждам ближних, теряет качество молитвы. Впрочем, трудникам и молодым послушникам, естественно, приходится больше трудиться, а монашествующим и священнослужителям – больше молиться.

При распределении послушаний учитываются физическая сила, состояние здоровья, профессия, способности, особенности характера, неотложность дела, наличие свободных людей, инструмента, спецодежды и многое другое, отчего нагрузка получается неодинаковой. Никто в монастыре и не ставит особой цели, чтобы все трудились точно поровну, это и невозможно, и неполезно. Однако именно это часто вызывает ропот: «Почему я должен работать больше других?» В утешение таковым можно сказать: когда мы больше других потрудимся, то и награда наша от Господа будет больше. Если послушание дано посильное, есть время на отдых и на молитву, а мы ропщем только на несправедливость, то это болезнь души.

В монастырь приходят искать не справедливости и равенства, которые вообще не возможны в земной жизни, и никто не имеет ясного представления, как их можно добиться. Обычно, у каждого человека есть собственное понятие о справедливости, почти всегда перекошенное в свою пользу. Справедливость же Божия и справедливость человеческая – совсем не похожи друг на друга. Всем знакомо обычное объяснение, что справедливо – это когда всем поровну или одинаково. Ситуации, когда такое понимание справедливости уместно, а когда нет, предоставим размышлению самого читателя. Ему же предложим подумать о том, каким образом можно было бы достичь настоящей справедливости в пределах отдельно взятого коллектива, страны, всего человечества... Мы же повторим еще раз, что пришли в монастырь искать не справедливости, а спасения. Если мы усвоим эту мысль, она очень поможет нам во время искушений.

Не всякий труд одинаково способствует духовному деланию. Наименее подходят для этого контакты со светскими учреждениями и спонсорами, прием гостей, поездки по делам снабжения, строительство, надзор за рабочими, продажи, хотя и этим приходится кому-то в монастыре заниматься по необходимости и за послушание. Желательно на эти послушания назначать людей, которым такие занятия подходят по их естественному душевному складу. Благоприятными же для духовного развития являются простые, однообразные рукоделия, не приковывающие к себе ума и позволяющие употребить его на молитву, не прерывая труда. К ним же относятся, несмотря на кажущуюся сложность, огородничество, пчеловодство, иконопись, уборка храма. Конечно, при условии, что нет перегрузки и безумной спешки, которые превращают в ничто все их достоинства. Сказанное вовсе не означает, что монастырское начальство обязано нам все это немедленно предоставить. Но имеющие желание и способность к углубленному монашескому деланию могут избрать лучшее, когда им представится к тому возможность.

В монастырской жизни приходится сталкиваться еще с одной странностью: то, что всем в миру понятно без всяких объяснений, в монастыре люди никак понять не могут. Им кажется, что здесь все должно быть по-другому и наоборот. Овощи монахи сажают корешками вверх, с сорняками и вредителями борются исключительно молитвой, дверь за собой не закрывают, по ночам всегда бодрствуют. Посторонний человек считает нормальным зайти в монашескую келью через незапертую дверь, проситель милостыни требует незамедлительно вызвать к нему наместника, паломник хочет, чтобы его приняли в монастырь среди ночи, и никто не видит ничего странного в таком поведении. Дорогие, поверьте, что в монастыре рассаду сажают весной, а не осенью, коров кормят сеном, а не просфорами, воду носят в ведрах, а не в подолах, подметают двор самой обычной метлой, ночью все спят, кроме сторожей и дежурных. Попробуйте зайти в квартиру к незнакомым людям без приглашения, постучаться к ним в дверь среди ночи или вызвать на проходную директора предприятия. Нетрудно понять, что обычные хозяйственные и административные дела совершаются в миру и в монастыре одинаковым порядком просто потому, что с избытком хватает и других, невыдуманных трудностей.

…Типовые искушения насельников


Итак, рассмотрим и приготовимся к искушениям, которых не избегает никто из насельников монастырей.

Осуждение монастырского начальства и порядков, заведенных в монастыре, часто прикрытое ревностью о благочестии или заботой о монастырском хозяйстве, с подспудной мыслью: «Я, я знаю, как надо все устроить лучшим образом!» Горячее желание всё и всех переделать по своему понятию.
Обостренное, болезненное чувство справедливости и связанная с ним обида на распределение одежды, келий, труда, отдыха, наказаний, постригов, рукоположений, должностей и прочего. Это чувство выражается в мыслях, а иногда и вслух: «Другие отдыхают, а на меня навалили!», «Не разобрались, дали поклоны ни за что!», «Этот не успел прийти, как его уже рукоположили!». Стремление к комфорту, удобству, покою, карьере, привилегиям.

Усвоение чужих недостатков и оправдание ими своего поведения: «Ему можно, а почему мне – нет?!»

Необоримая лень. Неподъемный сон утром. Опоздание на богослужения, их пропуски, неисполнение келейного молитвенного правила.

Употребление вина без благословения и без меры.

Непослушание. Нежелание подчиняться как постоянная внутренняя установка. Непонимание смысла послушания как жертвы Богу.

Желание решить свои внешние и внутренние проблемы переходом в другую обитель, после смены нескольких переходящее в бродяжничество по монастырям.

Указанное в последних трех пунктах является незаживающими язвами современной монастырской жизни. Впрочем, не только современной, но, по-видимому, и прежней. Вот что мы читаем в жизнеописании иеросхимонаха Герасима: «В те времена иночествующая братия представляла собой самый неустойчивый элемент, вследствие чего монаси прихождаху и паки отхождаху, - кто в другие монастыри, кто на пустынное безмолвие, а иные и в благочестивое странствование по святыням русским».

…Трудности монастырской жизни


Насельника монастыря здесь встречают трудности, о которых он и не думал, когда собирался в монастырь. А если он и слышал о них, то при взгляде со стороны эти препятствия казались ему легко преодолимыми. Только через 2-3 года он поймет, что они подобны подводным скалам, которые угрожают гибелью его хрупкой лодочке. Вот эти трудности:

Необходимость перемены понятий, стереотипов поведения, приобретенных в мирской жизни.

Разрушение собственных иллюзий о монастырской жизни, нажитых ранее.
Замкнутый коллектив, недостаток общения, новых людей, особенно в малых монастырях. Одиночество. Нередко вокруг нет ни одного человека, с которым возможно удовлетворительное душевное общение. Общение является одной из главных душевных потребностей человека. Обходиться совсем без него могут лишь те, кто достиг общения с горним миром.

Однообразие, монотонность внешней жизни, недостаток перемен, новых событий, информационный голод. Монастырской жизни свойственна статичность внешней жизни, за исключением некоторых послушаний, касающихся связей монастыря с внешним миром, и динамика во внутренней жизни. Поэтому тем, кто не привык жить внутренней жизнью, после ознакомительного периода, когда новые впечатления заканчиваются, пребывать в монастыре далее становится очень трудно.

Ограничение свободы: в одежде, в питании, в передвижении, в чтении, в темах разговоров, в выборе слов, в поведении, в роде занятий и в общении с людьми.

Ранний подъем, долгие богослужения. Ранний подъем – камень преткновения для всех братий. Обойтись одной силой воли тут невозможно – необходим режим дня и выработка привычки. Ранний подъем связан со своевременным отходом ко сну, что тоже дается нелегко, даже в монастырях.

Нестроения в отношениях между насельниками монастыря.
Недовольство укладом жизни в своем монастыре, например, перегрузкой трудовыми послушаниями, посещениями туристов, составом братии, пребыванием на территории обители нерасселенных мирских людей и светских организаций, и т. д.

Недостаток примеров для подражания. Плохие примеры тех, кто давно находится в монастыре.

Рассказы «шатунов» о том, что в других монастырях намного лучше, чем здесь, или, напротив, о всех непотребствах, которые они где-то видели и о которых слышали, к тому же в весьма приукрашенном виде.

Отсутствие в монастыре удовлетворительного для себя духовного руководства.
Предсказуемость, «прозрачность» будущей жизни, пресечение собственных планов на будущее. Составление таких перспективных планов, оказывается, занимает важное место во внутренней жизни человека, и исчезновение их воспринимается весьма болезненно. Чтобы преодолеть это затруднение, необходимо положиться в устроении внешней жизни на Промысл Божий, а цели и планы иметь в направлении внутреннего совершенствования.

Если новоначальные удаляются из монастыря за несоблюдение правил общежития, то перечисленные трудности служат причиной ухода или перемены места для братий, уже несколько лет проведших в обители.

Внутренний кризис по названным поводам наступает года через 2-3 после поступления в монастырь, и является одной из причин трехлетнего искуса перед монашеским постригом. Такой кризис бывает разной глубины и силы: от рядового искушения, которое просто надо перетерпеть, до внутреннего осознанания ошибочности своего выбора и решения вернуться к жизни в миру. Обычно, осознав всю серьезность своих сомнений, послушник начинает метаться от духовника к духовнику, спрашивать, не лучше ли ему вернуться в мир. Он рассказывает им о своих внешних трудностях, не умея при этом внятно объяснить того, что происходит в его душе. Духовник же на основании его слов не может разобраться, что это: искушение или глубинная переоценка ценностей, – и обычно советует оставаться в монастыре до тех пор, пока ситуация не прояснится. Опытный наставник, конечно же, посоветует до выяснения вопроса не принимать никаких постригов и пребывать в звании послушника. Оно бы и хорошо. Но вот беда: монастырское начальство сильно понуждает насельников после двух лет послушания к постригам в видах пользы монастыря, и долго отказываться им бывает трудно. Мое мнение таково: давлению не поддаваться, постриг не принимать, пока не придет осознанное и неколеблемое решение посвятить свою жизнь монашеству.

…Претензии на статус


В известной Евангельской притче о званых на брак новопришедшему рекомендуется занимать последнее место среди собравшихся. Что же сказать о том человеке, который, выставляя гостям на вид свои заслуги, пытается занять место выше того, куда его посадил хозяин?

Не понапрасну вспоминаю я эту притчу. Как правило, приходящие в монастырь люди претендуют на то положение в коллективе, влияние и авторитет, которого они достигли в мирской жизни, и очень обижаются, оскорбляются и даже уходят из монастыря, если к ним относятся как к новоначальным. Поясним сказанное примерами.

Некий достойный муж, имеющий степени, награды и авторитет в своей среде, решил ради высокой идеи послужить Отечеству в рядах Вооруженных сил. Придя к военкому, он изложил тому свое желание. В ответ услышал, что поскольку военного образования и опыта службы у него нет, взять в армию его могут только рядовым. Достойный муж с радостью согласился, рассудив, что Отечеству нужны хорошие рядовые, без которых не может быть хорошей армии. В части его непосредственным начальником оказался сержант срочной службы Баранов, образование – незаконченное среднее, родом из деревни, как говорится, прямо от сохи. Правил деликатного обращения Баранов не знал и знать не хотел, и начал поступать с честным мужем так же, как и с прочими рядовыми, находившимися в его подчинении. Муж очень обиделся: «Как же так? Я намного старше, у меня жизненный опыт, даже государственные награды есть! А этот грубиян, невежда, недоросль…» В общем, пошел жаловаться к командиру части, а тот ему:
– Вы же здесь не по призыву, а пошли добровольно?
–Да.
– Вы знали, что вас берут рядовым?
– Да.
– Вот сержант Баранов и относится к вам, как к рядовому. На что же вы жалуетесь? Это я вам говорю официально, как командир части. А неофициально скажу вот что: Василий Дормедонтович, вам обязательно надо пройти курс молодого бойца. Хотя вам это трудно, но без этого вы не поймете, что такое армия. Поэтому потерпите. А потом я посмотрю, где бы вы могли быть полезны своими способностями.

В этой ситуации всем всё понятно. Но вот то же действие происходит в монастыре. Тот же достойный муж пожелал, ради еще более высокой цели, пойти не в армию, а в монастырь. Ему предложили стать послушником, так как он и читать по-славянски еще не выучился, и опыт монастырской жизни у него совершенно отсутствует. Он с радостью согласился, рассудив, что в монастыре нет низких званий, что в любом звании служить Богу почетно.

Жаловаться пошел к игумену. А игумен ему:

– Василий Дормедонтович, вам обязательно надо пройти ступень послушничества. Хотя вам это трудно, но без этого вы не поймете, что такое монашество. Поэтому потерпите. А потом я посмотрю, где бы вы могли быть полезны своими способностями.

С великим трудом осознают приходящие в монастырь, что они здесь – новички, что признавать их заслуги в светской жизни для насельников монастыря – дело добровольное, а не обязательное, что приняты они послушниками. Пусть монастырское начальство уступает им в возрасте, уме, жизненном опыте, образовании – ему все равно надо подчиняться. Неспособность пройти ступень послушничества – одно из основных препятствий для поступления в монастырь пожилых людей, достигших солидного положения в обществе. Для молодых же быть послушниками – естественно по возрасту. Хотя и им свойственны притязания на прежний статус, но они легче преодолевают это искушение.

И еще несколько слов об отношении к начальству. В миру никого не удивляет, что начальник может быть моложе и даже глупее подчиненного. Несмотря на свои недостатки он всё же начальник, со всеми вытекающими последствиями. Однако приходящие в монастырь это начисто забывают и почему-то считают, что начальником должен быть самый умный, самый старший, самый благочестивый, самый опытный, самый сильный и т.д. Если старший по послушанию не соответствует их представлениям о начальнике, они спорят, ропщут, критикуют, делают ему замечания, и даже пытаются отстранить его от дела и взять командование на себя. Странно видеть в соискателях монашеской жизни столь необузданные анархические инстинкты, которые сдерживаются только страхом наказания, а чуть возникнет слабина - сразу заявляют о себе. При этом очень часто такие монастырские «анархисты» искренне считают себя по убеждениям монархистами.

Поскольку в этой статье говорится о новоначальных и их вхождении в монастырское братство, здесь же отмечу еще одну общую особенность новоначальных. Любой человек, при входе в новый коллектив, ведет себя несколько искусственно: он хочет скрыть свои плохие стороны, произвести благоприятное впечатление, показать свои способности, и это накладывает на его поведение отпечаток. В монастыре этот эффект намного сильнее, так как человек резко меняет среду обитания, прежний образ жизни, попадает в новые для себя условия. Имея свои, обычно неправильные, представления о монастырской жизни и монашеском поведении, он начинает вести себя, в большей или меньшей степени, неестественно.

Период неестественного поведения может продолжаться от полугода до трех лет в некоторых случаях. В это время трудно определить настоящий характер новоначального. Невозможным является и его действительное духовное преуспеяние, которое начнется только тогда, когда новичок привыкнет вести себя в согласии со своим настоящим внутренним устроением…
(azbyka.ru)


Эти же вопросы затронуты в интервью с игуменией Богородице-Рождественского ставропигиального женского монастыря г.Москвы Викторины (Перминовой) «Монашеская жизнь полна радости». Приведем выдержки из него.


- Есть ли у современной монашеской жизни свои, отличительные, черты? Почему многие любят Бога, но немногие становятся монахами?

- … Люди приходят в монастырь из того общества, в котором они воспитывались и живут. Многие из них нравственно искалечены, не имеют никаких понятий не только о Православии, но и о нормальной жизни вообще (не говоря уже про духовность). Поэтому современным наставникам приходится быть в какой-то степени милосердными самарянами. Всякая душа по природе – христианка. В любые времена важно желание человека идти по пути Божьему, и Бог, видя это желание, помогает ему.

- Кто может стать монахиней в Вашем монастыре?

- Православная христианка, которая действительно имеет желание жить по-монашески – не только соблюдать монастырские правила, но и в душе быть монахиней. И, конечно же, быть монахиней возможно, если нет препятствий, таких, как, например, серьезная психическая болезнь, при которой требуются иные условия жизни, другой распорядок дня. Препятствием является и замужество, маленькие или несовершеннолетние дети и так далее. Каждый случай индивидуален – есть свои «за» и свои «против». Воля Божия открыта людям высокой духовной жизни, а мы можем только отчасти познавать ее в нашей повседневности, в самых обыденных делах и обстоятельствах. И в контакте с человеком также часто проявляется воля Божия, и выясняется, нужно ли ему быть в монастыре или нет.

- Представим себе такую ситуацию: православная девушка решила посвятить свою жизнь Богу, захотела стать монахиней и пришла к Вам за советом. Что Вы ей скажете?

- Думаю, что я бы посоветовала сначала присмотреться к монастырской жизни, посещать богослужения, сестринское правило, походить на послушания в монастыре. Прежде всего человек должен сам почувствовать, располагается ли его душа к той обители, которую он посещает, нравится ему в монастыре или нет. Если девушка желает поступить в нашу обитель, то я расспросила бы об ее понятиях и представлениях, обстоятельствах жизни, рассказала бы ей вкратце, чем живет наш монастырь, что главное в монашестве, в христианстве. Поговорила бы с ней о том, что Богу нужно наше сердце, внутреннее расположение, и о том, каким образом монастырские правила могут поддерживать и сохранять доброе устроение души, почему их важно соблюдать. Рекомендовала бы ей более внимательно читать Евангелие, Апостольские послания, толкования к евангельским и апостольским чтениям. Одним словом, пришедшая должна познакомиться с правильным взглядом на монашество и христианство.

- В случае Вашего согласия, чему должна научиться, на что настроиться потенциальная послушница, прежде чем станет сестрой обители? Существует ли общепринятая форма поступления в монастырь или в каждом случае необходим индивидуальный подход?

- Сестре будет легче жить в монастыре, да и везде, где бы она ни оказалась, если она будет учиться доверять Богу. Доверие Богу приобретается через послушание. Так как Бог не явится нам Сам и не скажет, что необходимо делать, существует Священноначалие и конкретный духовный наставник. В монастыре духовной матерью сестер является игумения. Мы даем сестре келью, и я определяю ее послушание; сестра советуется со мной, если у нее возникают вопросы. Когда удается установить не только деловой контакт, но и внутреннюю, духовную связь, – это очень хорошо. Тогда я буду знать, что происходит с сестрой и чем можно ей помочь. При принятии в монастырь, конечно же, необходим индивидуальный подход, но есть и некоторые общие принципы. Сначала человек должен присмотреться к монастырской жизни, еще живя в миру. Далее желающая поступить в монастырь может пожить в нем какое-то время, хотя бы год. За этот период мы можем лучше присмотреться к ней, а она – к нам. Если она и мы чувствуем, что ее место – в обители и не возникнет никаких препятствий, пишется прошение на имя Святейшего Патриарха.

- С какими трудностями может столкнуться послушница в первые дни жизни в монастыре? Какие искушения ее ждут? Есть ли что-то особенное, к чему человек из мира бывает не готов, приходя в обитель?

- Трудно отсекать свою волю и преодолевать гордость, самолюбие, эгоизм, которые у современных людей сильно развиты. Побеждает тот, кто подчиняется монастырским правилам, слушается игумению и старших сестер, старается жить не для себя, а для Бога и ближних. Об искушениях ничего нового сказать не могу: они происходят от мира с его соблазнами, естества человека, зараженного грехом, и врага нашего спасения – диавола. Апостол Иоанн Богослов назвал главные причины искушений, находящиеся в нас самих и в окружающем мире, – это «похоть плоти, похоть очей, гордость житейская» (1 Ин. 2, 16). Не случайно первой ступенью духовной лестницы прп. Иоанна Лествичника является отречение от мира. Мир здесь понимается в смысле греха, но имеется в виду и все то, через что грех может действовать. Поэтому монашествующие оставляют дом, родных, друзей, имущество и все, что их связывает с миром. Отделение от мира происходит не безболезненно, но оно необходимо для монашествующих. Спаситель сказал: «Никто, возложивший руку свою на плуг и озирающийся назад, не благонадежен для Царствия Божия» (Лк. 9, 62). Это не значит, что монахи не любят своих близких – они их очень любят и молятся за них. Важно, чтобы любовь естественная, родственная, старые привычки и привязанности не погасили духовного стремления человека. По мере возрастания в Боге любовь человека приобретет иное качество, становится духовной и всеобъемлющей. Святые Отцы предупреждают также о том, что у «новичков» и у неопытных людей бывают искушения с «правой» стороны. По гордости и самочинию человек начинает стремиться к высоким подвигам и великим трудам, превышающим его силы. Здесь можно предложить испробованное средство – послушание. К чему может быть не готовым пришедший из мира человек? Часто убеждаюсь, что он не готов увидеть и принять себя таким, какой он есть: падшим, грешным и слабым. Не готов к тому, что спадут его «розовые очки», сквозь которые он видел себя хорошим. Он пугается себя настоящего, а бояться как раз и не нужно. Познать самого себя – цель духовной жизни. С познания себя начинается реальная, а не мечтательная духовная жизнь.

- Какие послушания ждут насельниц в первые годы жизни в монастыре?

- Слава Богу, в монастыре нет такого понятия, как карьерный рост, нет «чистых» и «черных» работ, «почетных» и «низких» послушаний. Все послушания перед Богом равны. Легких крестов не существует, и свой крест не выбирают. Физический труд полезен тем, что предполагает необходимые человеку движение и нагрузки, утомляет молодой и здоровый организм и направляет его энергию в нужное русло. Как сказал святитель Иоанн Златоуст, и железо ржавеет, и вода застаивается, если их не используют, – примерно то же происходит сегодня с человеком, который избегает умеренных физических нагрузок. Бывает, что послушания у сестер меняются, и это полезно, так как помогает почувствовать себя на месте другого человека, не осуждать его и в то же время осознать свою слабость. И послушница, и монахиня, прожившая в монастыре долгие годы, знают слово Господа: «Кто хочет между вами быть большим, да будет вам слугою» (Мф. 20, 26). Каждая сестра пусть настраивает себя на то, чтобы послужить Богу и ближним там, где будет поставлена, и помнит, что Господь милостив: Он не даст труда и не попустит искушения выше ее сил.

- Можно ли представить такую ситуацию: Вы понаблюдали за новой послушницей и поняли, что она не монашеского духа? Как Вы ей скажите об этом?

- С первых дней знакомства с кандидаткой мы вместе с ней стараемся разобраться, какова цель ее поступления в монастырь. Можно ведь думать и говорить одно, а иметь в виду и чувствовать совершенно другое. Если цель неправильная, например, человек ищет славы, власти, жизни без забот и тому подобных вещей, весьма далеких от монашеских идеалов, то мы смотрим на то, есть ли желание поменять цель, приоритеты. Если есть желание и покаяние, мы будем, с Божией помощью, направлять совместные усилия к новой цели. При горячем желании и усердии человека Господь поможет ему приобрести монашеское устроение и непостижимым образом изменит его душу, сознание, понятия. Если же кандидатка не желает жить по-монашески, то она сама это чувствует, и можно приступить к спокойному и доверительному разговору о целесообразности ее пребывания в монастыре. Нельзя не сказать и о тех, кто уже принят в число насельниц и живет в обители. В любом монастыре, как и в первой апостольской общине, нет одинаковых личностей, но есть свои Петры, и Павлы, и Иоанны Богословы, и свои Иуды тоже есть. Господь Иисус Христос до последнего момента обращался к Иуде, видел возможность его спасения. Однако Он не отнимал у Иуды дара свободы, как не отнимает его и у каждого из нас. Даже тот, кто давно живет в монастыре, может утратить дух Христов, если будет предаваться страстям, нерадению. И наша первейшая забота – всячески возгревать и поддерживать монашеский дух, чтобы он в нас не угасал.
… Как распознать в себе желание монашества? Думаю, что здесь не нужно что-то специально в себе распознавать. Благодать призвания действует в человеке так, что его сердце порой опережает то, что мы называем «логикой», «рассудком». С Божией помощью он преодолевает все трудности и препятствия и решается переступить порог обители. И далее Господь продолжает вести этого человека по монашескому пути – это очевидно и для его духовных наставников, и для него самого. Монастырь – университет духовной жизни. Но и в университете можно учиться очень хорошо и бросить учебу, не получив профессии, а можно быть неуспевающим, но стремиться к знаниям, исправляться и стать прекрасным специалистом и даже преподавателем, главное – желание. Желающему монашества необходимо довериться Богу, от которого зависит успех всякого дела, и просить Его помощи, чтобы не сойти с узкого и тернистого пути монашеской жизни. Господь не случайно сказал, что узок путь и тесны врата, ведущие в жизнь, поэтому немногие идут ими. Монашество называется еще бескровным мученичеством, потому что человек отсекает свои страсти, которые с ним сроднились и стали его второй природой, страдает и за других людей. Как сказал один подвижник: «Молиться за людей – это кровь проливать». Глубоко убеждена в том, что никого нельзя привлекать и зазывать в монастырь. Пусть обитель начнется с немногих, но истинных монахов. Но они станут примером для многих, и вокруг них будут спасаться тысячи…

(monasterium.ru)

Игумения Неонилла - настоятельница женского монастыря в честь иконы Божией Матери "Всецарица"
Женский монастырь в честь иконы Божией Матери «Всецарица» в г.Краснодаре
п р и н и м а е т

воцерковленных девушек и женщин, желающих вести монашеский образ жизни. Возраст от 18 до 40 лет (возможны исключения после проведения личного собеседования). Просьба предварительно позвонить или написать. Чтобы получить представление о нашем монастыре и принять решение о поступлении, рекомендуем внимательно прочесть в нашем сайте разделы «Поступление в монастырь», «Послушания», «Монашеский корпус», «Страницы истории».

В монастырь не принимают тех, кто состоит в браке, имеет несовершеннолетних детей, имеет психические заболевания.












Насельницы монастыря


Первый постриг совершил Высокопреосвященнейший Исидор, митрополит Екатеринодарский и Кубанский. Устроительница обители «Всецарица» Кузьмина Нина Яковлевна при постриге в мантию наречена монахиней Неониллой (новая строгость греч.,10 ноября).

























Первые послушницы.

Отрекись от любимых творений,
От людей и общений в миру.
Отрекись от мирских вожделений,
Думай день и молись ввечеру.

На земле не узнаешь награды.
Духом ясным пред Божьим лицом,
Догорай, покидая лампаду,
Одиноким и верным огнем.

А.Блок

Настоятельница монастыря ,,Всецарица,, матушка Неонилла. Июль 2006 г.
Первые послушницы. 6.06.2006 г.






















Монашеский постриг 18.04.2008 г.
Иноческий постриг в августе 2008 г. приняла одна насельница





















Иноческий постриг 15.04.2011 г.
Иноческий постриг 6.03.2012 г.
















Иноческий постриг 16.03.2012 г.
В декабре 2015 г. приняли монашеский постриг три сестры



















Иноческий постриг 06.04.2016 г



















10 апреля 2016 года монашеский постриг приняли четыре сестры




















Мой путь в монастырь

О радость радостей!
Нет, знаю,
Нет, верю, Господи что Ты
Вернешь к потерянному раю
Мои томленья и мечты.


И.Бунин

Монахиня Елисавета:

Моя дорога к выбору монашеского пути спасения была долгой и очень извилистой, как лабиринт. Ее можно назвать дорогой к Богу типичного представителя советской интеллигенции. Неверующие родители («Не смей дружить с Лидкой, у нее мать в Бога верит»), атеистическое воспитание в школе («Ну-ка признайтесь, кто на Пасху ходил ночью в церковь? Вы что, неграмотные бабки? А кто дома помогал родителям красить яйца? Это позор для пионера, это недостойно комсомольца!»), в медицинском училище и университете («Имейте в виду, по научному атеизму будут серьезные экзамены»), на работе («Распишитесь вот здесь, что завтра Вы придете к памятнику Ленину возлагать цветы. И попробуйте только не явиться!»). Но учеба учебой, работа работой, а душа требовала чего-то еще, духовности. Где она?.. Вот Кашпировский и Чумак по телевизору «кашпируют» и «очумляют» изголодавшихся по духовности людей, астрологи Глоба приоткрывают завесу над Вашим будущим (не упустите свой шанс – на следующей неделе Вас ждут приятные контакты!). Брошюра по хиромантии помогла мне узнать, что линия жизни у меня длинная, а венерин холм хорошо развит – значит, такая судьба. А вот приезжий экстрасенс в сельском доме культуры, преподает учителям и врачам, как решить свои проблемы: от злых сил надо чистить дом и самого себя пучком горящих свечей с особыми заклинаниями; для здоровья надо часто читать мантры («Харе Кришна, Харе Рама…»); для неуязвимости от зла надо представлять себя под колпаком или в коконе и на груди носить кусок канифоли; для повышения энергии ее нужно нагнетать к телу сильными взмахами рук, а еще очень хорошо будет, если вы научите всему этому своих родных и соседей... Хотите чудес? – прочтите «Чудо голодания» Поля Брега и попробуйте – полное очищение организма от шлаков дает возврат молодости, легкость, духовный подъем и блаженное состояние.… Как интересно жить на свете, сколько всего можно узнать и попробовать! И так почти четверть века работу в науке и деланье карьеры можно было прекрасно сочетать с чтением и просмотром экстрасенсорных, парапсихологических, астрологических и прочих интересных вещей, претендующих на духовность. В результате – гордость, тщеславие, осуждение ближних, обидчивость, зависть, блудная жизнь, вино, развлечения.… Как интересно жить, и так жило наше поколение.
Но – стоп! Если я в работе своим упорством чего-то и достигла, то здоровья - ни духовного, ни физического. И ни голодание, ни энергии, ни мантры что-то очень долго не давали результатов, да и гороскопы лгали. И в семье что-то не то – близких и дальних родственников очень много, но в следующем за мной поколении нет ни одного мальчика, наша фамилия исчезает. Нет ни одного полностью здорового человека. Умерло много родных, но давно уже никто не умирал хорошей православной смертью, зато умирали плохой: в 1933 году от голода, а потом – по пьянке, от рака, туберкулеза, заболев психической болезнью, в результате самоубийства, под колесами машины, некрещеным в младенчестве.… И я задумалась: за что нам такое?
Среди многочисленных родных нет ни одной счастливой женщины – одних мужья бросили, других били по пьянке, третьих обворовывали, есть и бездетные, и одинокие матери, и молодая вдова... У меня у самой жизнь была как на волнах – то болезни, то травмы, то неприятности по работе. Дети выросли, но у них тоже неспокойная жизнь. Почему?
Десять лет назад я оказалась в смертельной ситуации и взмолилась: «Господи, спаси меня, я изменю всю свою жизнь, я буду работать для тебя». И была спасена. А потом вышло так, что я зашла в сельскую церковь, и мне там понравилось, я стала помогать батюшке: преподавать в воскресной школе, читать на клиросе, убирать храм. И тут Господь открыл мне глаза на причину наших бед – уже три поколения нашей семьи не веруют, не ходят в храм, не участвуют в церковных таинствах, не отпевают усопших, то есть отпали от Бога. Что касается всех вышеперечисленных неудачных браков моих родственниц - то все они невенчанные.
В науке существует закон трех поколений – на протяжении трех поколений род может или полностью деградировать или духовно подняться, и я решила: надо подниматься, иначе четвертому поколению (нашим детям) это будет уже не под силу. В 2003 году мне предложили работать в Краснодаре, мы переехали сюда. Я узнала, что в городе открылся монастырь «Всецарицы». Сначала стала его прихожанкой, потом 2,5 года была приходящей послушницей (после работы, в выходные, в отпусках). С благословения одного из краснодарских священников я также стала сестрой милосердия в сестринстве при храме Пресвятой Богородицы "Всех Скорбящих Радость", и получала большую радость, помогая болящим. Захотелось духовного просвещения - узнала о Православном Миссионерском Центре, который есть в городе(председатель - ученый Шпаков А.Э., духовник - о.Алексий Касатиков), и я в течение двух лет посещала еженедельные богословские встречи. Так медленно, но верно налаживалась моя духовная жизнь.

В конце концов я пришла в монастырь "Всецарицы" послушницей, потрудилась на разных послушаниях: уборка храма и сестринского корпуса, полив клумб, уход за певчими птицами и прудом, клиросное чтение, послушание за свечным ящиком, в трапезной, фотосъемка, работа над монастырским сайтом, Чтение Неусыпаемой Псалтири - а затем приняла монашеский постриг. С тех пор как я молюсь в монастыре, мои дела и дела родственников постепенно налаживаются – окрестили младшую дочь и она после лицея проходила практику в нашем монастыре, стала послушничать в монастыре старшая дочь и научилась клиросному пению, в квартирах родственников появились иконы, в гости ко мне приезжала неверующая сестра и помогала на послушаниях, приезжала мать и пособоровалась, а после ее кончины мы похоронили ее по-православному (чего очень давно в нашей семье не было!), заочно отпели умерших в 30-е годы от голода родственников. Время, оставшееся мне до конца земной жизни, я хочу посвятить Господу: отмолить и отработать грехи свои и всей нашей семьи для нашего спасения, а также участвовать в возрождении монастырской духовности в Краснодаре.
…Через полтора года после принятия пострига я поняла, что в монашестве человек получает очень редкую возможность – прожить вторую жизнь, как бы родившись заново и даже получив новое имя. Все, что неправильно сделано в первой (мирской) жизни, оказывается, возможно исправить во второй и в ней угодить Господу, если неугодно жил раньше. В монастыре для этого созданы все условия. Конечно, это трудно – не просто жить, а ежедневно подвизаться: в молитве, труде, посте, и особенно в послушании настоятельнице и старшим сестрам, а также в отгнании вражиих помыслов. Но если поставить перед собой четкую цель – исправить свою жизнь, очистить до кристальной чистоты свою душу, чтобы она стала угодна Господу; не забывать, что ты – образ и подобие Божие, что Он видит все твои добрые и злые дела и знает все помыслы; если на все просить благословения – то в конце концов ничто не будет казаться трудным и страшным. Сможешь осваивать все новые и новые трудные послушания, без труда вставать на ночную молитву, с радостью поститься, стараться поскорее исповедовать даже самые малейшие грехи... С Богом все возможно. Именно поэтому и говорят, что монах может вымолить не только себя, но и 7 поколений до себя и 7 поколений после.

 
Июнь 2017
пн вт ср чт пт сб вс
      01 02 03 04
05 06 07 08 09 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30    

9 июля 2017 г. (воскресенье), в праздник Тихвинской иконы Божией Матери, в центральном монастыре в честь иконы Божией Матери «Всецарица» литургия будет совершена ночью (часы в 23.45, литургия в полночь)

9 июля 2017 г., в праздник Тихвинской иконы Божией Матери и 10-летия источника в честь этой иконы, митрополит Екатеринодарский и Кубанский Исидор совершит освящение новых храмовых сооружений на подворье монастыря «Всецарица»

18-19 июня 2017 г. в главном храме краснодарского женского монастыря «Всецарица» пребывал ковчег с частицами мощей новомучеников и исповедников Российских.

В середине июня 2017 г. на подворье идет подготовка сразу к двум праздничным событиям – 10-летию источника Тихвинской иконы Божией Матери и освящению новых храмовых сооружений.

В Москве прошел круглый стол «Свобода совести, христианская антропология и развитие новых информационных технологий»

Представитель Московской Патриархии принял участие в обсуждении концепции «опережающего образования» для регионов Дальнего Востока

Архиепископу Бакинскому и Азербайджанскому Александру вручена награда Отдела внешних церковных связей

  Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
Все замечания и пожелания присылайте на vsecarica@bk.ru
Все права защищены и охраняются законом. © 2006 - 2012.
При перепечатке или ретрансляции материалов нашего сервера ссылка на наш ресурс обязательна.
Автоматизированное извлечение информации сайта запрещено.