Женский монастырь во имя иконы Божией Матери «Всецарица»
Главная
Предстоятель РПЦ
Архипастырь Кубани
Священнослужители
Игумения монастыря
Духовник-исповедник
Духовник обители
Жизнь обители
Служение
Таинства
Паломничество
Подворье
Великие и Двунадесятые праздники
Покров Пресвятой Богородицы
Духовная поэзия
Святые Православной церкви
Святоотеческое слово
Аудио, Видео
Календарь
Фотогалерея
Новости
Объявления
Заказать требы
Контакты
Гостевая книга
Каталог ссылок
Проблемы современного монашества


О пастырском служении и значении пастырского слова.

ПОНЯТИЕ О ПАСТЫРСТВЕ

Мозаика "Добрый пастырь в райском саду". Италия, Равенна, Мавзолей Галлы Плацидии. Серед. V в.
С первого дня существования человека на земле существует такой порядок, что семьей, родом, обществом, государством управляют старшие в роде или избранные, доверенные люди, выделяющиеся из своей среды особыми дарованиями и деятельностью. Такой порядок наблюдается не только в роде человеческом, но даже и в мире животных. В роде человеческом этот закон вытекает из самого существа его природы, из свойства его духа, из Слова Божия. Мы знаем, что первый человек, Адам, после изгнания из рая становится главой своего многочисленного семейства. Адам был не только религиозным, но и общественным руководителем в жизни своего народа.
Мы видим, что религиозными наставниками и руководителями были родоначальники древнейших племен. С размножением человеческого рода и с образованием более сложных общественных групп, складывавшихся уже не только на основе единства семьи или рода, но и на единстве целей, воззрений, верований, убеждений, появились жрецы, прорицатели, поэты, философы, которые становятся руководителями народов. Хотя деятельность их была различна, но сущность их —была одна, т.е. религиозно-нравственное руководство народом. А так как появление руководителей религиозных обществ вызывалось законом человеческого духа, закон же этот от Творца, то мы должны сделать заключение, что даже в язычестве, хотя и косвенно, иерархический строй существовал на основе первоначального Божественного установления.
В Богоизбранном народе иерархический институт был установлен непосредственно Богом. Господь сказал Моисею: "Приведи к себе Аарона, брата твоего, и сыны его от сынов Израилевых, да священствуют Мне" (Исх. 28, 1-3). Из этих слов видно, что ветхозаветное священство возникло по особому Божественному указанию. Хотя оно и имело установление Божественное, но все же представляло только лишь прообразовательное значение.
Начало истинного священства положено в Новом Завете Господом нашим Иисусом Христом, Который есть Истинный Пастырь. "Аз есмь Пастырь добрый...", - возвестил о Себе Сам Господь.
Пастырское служение, существующее в Православной Церкви со дня её основания, есть учреждение не человеческое, а Божественное. Основатель Новозаветной Церкви Христос Спаситель из множества Своих учеников избрал Апостолов, которые непрестанно были при Нем; им Он открывал тайны Своего учения, которые сокрыты были для народа, облек их правом учительства (Мк. 16, 16), священнодействия (Лк. 24, 19) и духовной власти в учрежденной Им Церкви (Ин. 21, 21-23). На пастырское служение Апостолы введены были по обетованию Господа (Лк. 24, 49) чрезвычайным посвящением — сошествием на них Святого Духа в виде огненных языков в день Пятидесятницы. Пастырское служение в Новозаветной Церкви передается не путем естественного рождения, как это было в ветхозаветные времена, а посредством низведения благодати Духа Святого в таинстве Священства.
Пастырское служение, установленное Христом Спасителем, преемственно (друг-друга —принимательно) от Апостолов, сохраняется и до наших дней. Все пастыри поставляются на исполнение своих обязанностей самим Духом Святым, поэтому пастырское служение Божественно не только по своему установлению, но и по своему продолжению.
Иисус Христос установил в Церкви пастырство для того, чтобы пастыри были провозвестниками и исполнителями Его Божественной воли. Воля же Божия состоит в том, чтобы Его учение - Евангелие было проповедано всей твари (Мк. 16; 16), чтобы плоды Его Голгофской жертвы были усвоены всеми людьми и чтобы во всем мире все верующие в Него постепенно достигали совершенства (Ин. 17, 20-21). Из сказанного вытекают три основные обязанности пастыря: 1) учительство - распространение евангельского учения; 2) священнослужение - усвоение верующим заслуг Искупителя; 3) духовное руководство
— нравственное усовершенствование христиан в меру возраста исполнения Христова (Еф. 4, 11-13).
Пастырское служение есть продолжение служения Самого Спасителя. Иисус Христос один был в полном смысле слова Истинный Учитель, просвещавший всякого человека (Ин. 1, 9). Господь один есть Архиерей Великий, Приносящий жертву Богу Отцу за грехи всего мира (Евр. 9, 11). Он один есть Истинный, Добрый Пастырь, Который знает Своих овец, собирает их в одно стадо и полагает Свою душу за них (Ин. 10, 11-16).
Подобно тому, как Бог Отец послал в мир Своего Сына, так и Бог Сын перед Своим Вознесением послал в мир Своих учеников, передав им, а в их лице и всем пастырям Церкви Свои права: учительства, священнодействия и духовного руководства. Высочайшие права, переданные Искупителем пастырям, выделют пастырское служение из всех других земных служений. В жизни Христовой Церкви пастырское служение имеет огромное значение. Где нет богоучрежденного пастырства (священства) и имеется лишь одна паства, там нет и Церкви. Общины, не имеющие законной иерархии, не имеют ни истинного священнослужения, ни правильного учительства и духовного руководства и поэтому не могут называться Церковью.
Истинное пастырское служение всегда было сопряжено с многими великими трудностями. Право учительства обязывает пастыря быть всесторонне образованным человеком: иметь глубокие познания учения Христова, хорошо изучить человеческую психологию, чтобы каждого человека он мог просветить, вразумить и направить в духовной жизни на истинный путь.
Обязанность священнослужения требует от пастыря постоянного подвига очищения своей души, ибо нельзя приступать ко Господу, имея оскверненную грехом душу. Духовное руководство своими пасомыми требует от пастыря истинной пастырской мудрости и полного самоотречения ради спасения своих ближних.
Пастырство есть служение миру, но само оно не от мира, и поэтому греховный мир часто не может понять высоты пастырского служения и восстает на него. Об этой ненависти мира Сам Спаситель предсказал словами: "От мира несте, но Аз избрах вы от мира, сего ради ненавидит вас мир" (Ин. 15, 18-19).
Трудности пастырского служения не должны страшить его, потому что во все времена Пастыреначальник Христос по Своей великой любви посылает Своим пастырям и силу к перенесению всех трудностей. Христос всегда Сам пребывает с истинным пастырем по слову, данному Им св. Апостолам: "Аз с вами есмь во вся дни до скончания века" (Мф. 28, 20).

Вот как писал о пастырстве Архиепископ Сан-Францисский Иоанн (Шаховской):

Проповедь Иисуса Христа в Назаретской синагоге. Икона конца XVII в
Нагорная проповедь. Роспись церкви свт.Николая чудотв. в Ярославле. 1641 г.
Нет ничего страшнее и блаженнее пастырского служения.
Через пастырей земных и небесных пасет Господь Свое Cтадо — уже верующих и еще не пришедших к вере душ.
Истинное пастырство есть длящаяся в мире жизнь Христова. «Ты иерей вовек по чину Мелхиседекову».
Сколько бы ни было на земле или на небе пастырей, всегда остается Один Неизменный Пастырь. Сколько бы ни было церквей в мире, всегда остается Одна Церковь, Православная, право-славящая Христа, непричастная никакой слабости или скверне.
Пастырем же на земле, как на небе, может быть лишь знающий Единого Пастыря.
«Господь — Пастырь мой, и я ни в чем не буду нуждаться. Он покоит меня на злачных пажитях и водит меня по водам тихим. Подкрепляет душу мою, направляет меня на стези правды ради имени Своего. Если я пойду и долиною смертной тени, не убоюсь зла, потому что Ты со мною...» (Пс. 22).
«Как пастырь Он будет пасти стадо Свое; агнцев будет брать на руки, и носить на груди Своей, и водить дойных» (Ис. 40,11).
“Вот, Я Сам отыщу овец Моих и осмотрю их. Как пастух поверяет стадо в тот день, когда находится среди стада своего рассеянного, так Я пересмотрю овец Моих и высвобожу их из всех мест, в которые они были рассеяны в день облачный и мрачный... Буду пасти их на хорошей пажити, и загон их будет на высоких горах Израилевых; там они будут отдыхать в хорошем загоне и будут пастись на тучной пажити — на горах Израилевых. Я буду пасти овец моих, и Я буду покоить их, говорит Господь Бог. Потерявшуюся отыщу, и угнанную возвращу, и пораненную перевяжу, и больную укреплю, а разжиревшую и буйную истреблю; буду пасти их по правде» (Иезек. 34,11-16).
Всякий причастный пастырскому труду знает, как радостно встречать среди мира затерянных, но упасенных рукою Пастыря верующих. Эти души встречаются на разных перекрестках жизненных дорог и в тиши полного уединения. Казалось бы, никто не затрагивал их, никто не посягал на то, чтобы пленить их в духовный плен, ни один пастырь земной не приближался к ним, имея в виду их спасение, и никогда они от человека не слышали слов духовного ободрения. А между тем они духовно цветут, растут, проясняется их путь веры, отчетливее становятся им истинные дороги жизни. Иногда эти люди не только не получают никакой помощи от человека в течение жизни своей, но как бы все вокруг мешает им, соблазняет, совращает с пути... А они все же цветут, и ничем не соблазняются, светят небесным огнем, просвещая окружающую тьму. А случается и более того: те пастыри и наставники земные, которые посланы поддержать и ободрить душу, — отталкивают ее от благодатного света, учат словом или жизнью своей не тому, чему учил Господь Иисус Христос. Этот соблазн нередко начинается с раннего детства, когда в доме своем не видит ребенок Света Христова. Но Господь ведет его душу, соглашающуюся на небесное руководство. И если согласилась душа на это внутреннее, тонкое, совместное руководство, на это постоянное горение сердца, стремящегося к свету и в страдании отталкивающего тьму, — никто не похитит ее из руки Господней. И сбывается слово: «Овцы Мои слушаются голоса моего (в глубине сердца говорящего и к свету небесному влекущего), и Я знаю их, и они идут за Мною... Никто не похитит их из руки Моей» (Иоан., 10, 27-28).
Только тот может быть пастырем и вести людей в жизнь вечную, кто сам знает Пастыря и кого Пастырь знает. «Я есмь Пастырь добрый, и знаю Моих и Мои знают Меня...” (Иоан. 10, 14). Таково первое условие пастырства.
У пророков написано: “И будут все научены Богом”. «Всякий, слышавший от Отца и научившийся, приходит ко Мне” (Ис. 54, 13, Иоан. 6, 45).
“Бог мира воздвиг из мертвых Пастыря овец великого кровью завета вечного, Господа нашего Иисуса Христа” (Евр. 13, 20).
Если казалось, и теперь еще часто, во многих случаях кажется, что народ на земле “не имеет Пастыря” (“они были, как овцы, не имеющие пастыря”...), то это означает, что Пастырь, стоящий около этого народа, либо не замечается, либо отталкивается народом... Однако он остается Пастырем.
Как Господь есть Спаситель всех человеков, а наиболее верных (1 Тим. 4, 10), так Он есть Пастырь всего человечества, наиболее же верных, т.е. слушающих Его, верящих Ему и идущих за Ним.
“Овцы Мои слушаются голоса Моего и Я знаю их, и они идут за Мною”... Таковы взаимоотношение Пастыря и овец Его стада, Его двора.
Есть овцы не Его двора, и есть овцы другого Его двора: ”Есть у Меня и другие овцы, которые не сего двора: и тех надлежит Мне привесть, и они услышат голос Мой, и будет одно стадо и один Пастырь”(Иоан. 10, 16). Есть овцы, не ходящие за Пастырем своим, еще не принадлежащие к видимому Его двору, однако они все же Его овцы. Какое утешение для многих, тревожащихся за участь народов и душ, не находящихся в видимой человеческими глазами ограде Церкви. И какое предупреждение для всех, находящихся в этой видимой ограде. Первые сейчас не сего двора (не от православия и даже, может быть, не от христианства), но все они, кто живет совестью и духом Корнилия Сотника, придут к Нему и возлягут у Его ног... Некоторые же из “сего двора”, из ограды видимой Церкви Апостольской, могут быть изгнаны вон, как фарисеи (за гордыню духовную) и как саддукеи (за неверие).
Бл. Августин говорит, что Церковь земная подобна неводу, находящемуся в море. Не все рыбы, которые сейчас в нем, будут вытащены на берег (Царствие Божие); и некоторые рыбы, которых сейчас нет в неводе, попадут в него.
Не всякий, кто думает, что идет за Единым Пастырем, в действительности идет за Ним; и не всякий, кто не идет, действительно не идет.
Такие даже гонители Его, как Савл, ближе к Нему, чем такие почитатели, как Анания и Сапфира (Деян. 5).
Истинный, Единый Пастырь не имеет лицеприятия и не смотрит на то, записан или не записан человек людьми в Его стадо. Он имеет книгу Жизни и Сам записывает туда души человеческие, и никто, кроме Него, не может прочесть этой книги, ни даже открыть ее (Откр. 5, 3-4).

Свт.Иоанн, архиеп. Шанхайский и Сан-Францисский, пастырь Православной Церкви.
Митрополит Антоний Сурожский - великий пастырь Православной Церкви XX века.
Доброе пастырство - это — прежде всего — “служебные духи, посылаемые на служение для тех, которые имеют наследовать спасение” (Евр. 1, 14).
Господь творит “ангелы своя духи, и слуги своя пламень огненный” (Пс. 103).
Все Откровение полно явлений общения неба с землей. Как видел Иаков, ангелы “восходят и нисходят”... постоянно приоткрывается видение ангелов, слуг Божиих, пастырей, учителей, руководителей, вестников, воинов. Во сне и наяву, при различных обстоятельствах открывается ангельская помощь и свидетельствует, что “двенадцать легионов ангелов” непрестанно готовы ринуться на землю и встать на защиту Имени Христова, Единородного и Возлюбленного (увы, не всеми людьми) Сына Божия и Сына Человеческого.
Каждый человек окружен бесплотными силами и к каждому посылаются невидимые ангелы-хранители, говорящие в глубинах чистой совести (в оскверненной совести теряется голос неба) о спасении человека, указывающие ему шаг за шагом путь, среди трудных — внешних и внутренних — обстоятельств на земле.
Ангелами-хранителями являются не только не жившие на земле духи, но и души умерших для земли праведных людей, коих малая часть канонизована Церковью для призывания, исповедания и утверждения связи между небом и землей (а не ради доставления земной славы святым небожителям, которые таковой славы не ищут и более страдают от нее, чем радуются ей... единая их слава-радость — прославление в людях Господа Иисуса Христа, в Пресвятой Троице; этому прославлению они служат, ему предали себя до конца). Акафист “Святому Ангелу, неусыпаемому хранителю человеческой жизни” во всех строках раскрывает сущность ангельского служения. По этому акафисту каждый земной пастырь может научиться духу своего пастырского служения.
Во всем, кроме бесплотности и неудободвижимости ко греху, подобны небесным духовным руководителям и учителям учителя земные, пастыри, истинно учащие людей вечному “единому на потребу”, единственно необходимому для вечности. Таковы прежде всего пастыри, принявшие апостольскую благодать через возложение рук. Епископы, пресвитеры и диаконы, причем последние поставлены в Церкви Божией не исключительно для храмового молитвословия, но и для помощи иерею в благовествовании и свидетельстве истины. Клирики также не только являются рипидоносцами, чтецами и певцами, но в той же мере свидетелями веры, апологетами Церкви как в своей собственной жизни, так и в умении защитить веру правую пред людьми, в умении привлечь равнодушных и неверных. На это столь же, сколь и на молитву, получают они благодать хиротесии.
Учителем является и всякий христианин, ибо, по слову апостола, он должен быть всегда готов “дать ответ о своем уповании с кротостью и благоговением”. Поступки веры, даже если делающий их безмолвен, всегда учат.
Но особенно являются учителями и несут за то ответственность родители в отношении детей своих, правители в отношении подсудимых, начальники в отношении подчиненных. В широком смысле учителями являются художники, писатели, композиторы, профессора университетов. По мере их известности увеличивается их нравственная и духовная ответственность пред Богом, ибо действия или слова известного человека назидают или соблазняют многих.
В православной культуре жизненной пастырство должно стоять на верху пирамиды учителей — распространителей света Христова в мире, передатчиков Божественной мудрости в мир.
Но для того, чтобы стать настоящей солью для мира, всех его слоев, священство не должно быть кастой, сословием: пастырей Церкви должен давать всякий социальный слой. Это — внешнее условие, добываемое Русской Церковью сквозь огонь великих испытаний. Внутреннее же условие, гораздо более существенное, — то, что священник должен быть духовно выше своей паствы. Бывает (и нередко), что пастырь не только не возводит пасомых к небу, но принижает их еще более к земле.
Пастырь не должен быть “обмирщенным”. Излишество в еде, питье, сне, ведущее к праздной болтливости, игра в карты и разные другие игры, посещение развлечений, занятие политическими злободневными вопросами, вхождением в какую-либо партию или светский кружок, все это — невозможные явления в жизни пастыря. Пастырь должен быть светло-беспристрастен ко всем людям, судить о них лишь духовным, евангельским оком. Вмешанность пастыря в какие-либо мирские земные объединения, даже самые благородные для мирского человека, но где кипят человеческие страсти, делает пастыря из духовного — “душевным”, земным, заставляет судить о людях превратно, пристрастно, ослабляет остроту зрения духа и даже окончательно ослепляет.
Сила евангельской необмирщенности (“в мире, но не от мира”) должна быть присуща всякому пастырю и его помощникам клирикам. Лишь необмирщенность, несвязанность пастыря ни с какими ценностями земными, как материальными, так и идейными, может сделать пастыря свободным во Христе. “Если Сын освободит вас (от всех призрачных и временных ценностей земли), то истинно свободны будете” (Ин. 8, 36). Пастырь, как призванный освобождать души для Царствия Божия, должен быть прежде всего свободен сам от власти мира, плоти и дьявола.

Один из самых выдающихся пастырей РПЦ - митрополит Серафим (Чичагов).
Святейш.Патриарх Тихон - пастырь Русской Православной Церкви первой четверти XX в.
Освобождение от мира. Стояние вне всяких земных партийных организаций, над всякими светскими спорами. Не только формально, но и сердечно. Беспристрастие к людям: знатным и униженным, богатым и бедным, молодым и старым, красивым и безобразным. Зрение на бессмертную душу во всех случаях общения с людьми. К пастырю должен быть легок приход человека всяких убеждений. Пастырь должен знать, что враг бесплотный воспользуется всякой его земной, не только греховной, но и житейской связанностью, чтобы ранить его, ослабить его работу, отвратить от его молитвы, от его исповеди людей противоположных или несходных убеждений. Эти люди будут, конечно, сами виновны, что не сумели посмотреть на пастыря поверх его человеческих убеждений, но пастырю от сознания не только его виновности будет не легче, ибо поставлен он не для сильных духом, а для слабых, и должен все сделать, чтобы помочь всякой душе прийти к очищению, к Церкви... Многое, что можно для мирянина, — греховно для пастыря.
Цель пастыря — быть действительно “отцом духовным”, вести всех людей к Единому Отцу Небесному; и он, конечно, должен сделать все, чтобы поставить себя в условия одинаковой близости ко всем и всех поставить одинаково близко к себе.
Освобождение от плоти. Если духовное понятие “плоти”, ”плотяности” означает не физическое тело, а перевес плотской жизни над духовной, порабощение человека стихиями тела своего и “угашение духа”, то, конечно, необходимо освобождение и от плоти, сколь и от “мира”.
Священник не должен быть явным аскетом, очень строгим воздержником. Подобное состояние испугает многих и отвратит от духовной жизни. Бесплотный враг пугает людей “духовной жизнью”, смешивая в их сознании “духовную жизнь” с “ умерщвлением своего тела” и подобными страшными, невыносимыми для простого мирянина понятиями. И — человек отвращается от всякой духовной жизни, испуганный призраком “аскетизма”. Оттого, священник не должен казаться (и еще меньше, конечно — выказывать себя!) строгим аскетом. Чувствуя это, некоторые иереи впадают в другой грех: под видом смирения и смиряния себя пред людьми, “невыделения себя” из среды других, расслабляют и убивают себя невоздержанием и даже внутренне (а то и внешне) тщеславятся таким своим “смирением”. Это смирение есть, конечно, призрачное, и совсем не смирение. Это — лукавство. Отложив лукавство, надо скромно пользоваться благами земли, необходимыми для жизни.
Истинная духовная жизнь пастыря и его молитвенность сами укажут ему меру воздержания. Всякий излишек моментально отражается на внутреннем состоянии духовного человека, стремящегося, быть всегда молитвенным, легким, удободвижным к добру, свободным от темных, двоящихся и давящих мыслей, неизменно облегчающих душу от воздержания в питии, пище и сне.
Певец за 6 часов до выступления своего перестает есть, чтобы быть “легким” и чтобы голос звучал легко. Борец наблюдает строго за режимом своим и, укрепляя тело, следит за тем, чтобы не отяжелить его. Вот правдивый, жизненный, медицинский аскетизм — условие здоровья и самой полной жизнеспособности.
Как же пастырю — и вообще всякому христианину — не пользоваться этим аскетизмом, когда он более, чем земной борец, является непрестанным борцом с самим собою, со своею греховностью и с невидимым бесплотным врагом, хорошо охарактеризованным апостолом Петром и пользующимся малейшей оплошностью или невнимательностью человека — тем более иерея. Духовный опыт — лучший учитель борьбы с телом ради блаженной и святой свободы от страстей.
Освобождение от дьявола. “Сей род ничем не исходит — только молитвою и постом” (Мф. 17, 21).
Пост есть воздержание для живущего в миру. Сущность поста не определяется внешними нормирующими узаконениями Церкви. Церковь лишь намечает пост и определяет, когда о нем особенно надо помнить (среда и пятница, 4 годовых поста и т. д.). Каждый должен сам для себя определить размеры поста, чтобы тело получало свое и дух возрастал, находясь в равновесии в мире. Этот мир (“Мир оставляю вам, мир Мой даю вам, не так, как мир дает, Я даю вам” — Иоан. 14, 27) есть место, недосягаемое для лукавого. Злой дух, лжец и разбойник духовный, стремится прежде всего вывести человека из равновесия, ”возмутить” его, “расстроить”. Когда ему удается нарушить кристальность вод души, поднять ил со дна души чрез какое-либо искушение или наваждение — чаще всего — чрез другого человека, тогда в сей “мутной воде” души враг начинает делать свой улов, толкать человека, ослабленного страстью (гнева, похоти, зависти, стяжательности), — на преступление, т. е. пре-слушание Закона Христова. И если человек молитвой и покаянием не порвет этой паутины, чрез некоторое время она сделается бечевкой, еще далее — веревкой и, наконец, — цепью, связующей всего человека, и человек пригвождается, как каторжник, к тачке развоза зла по миру. Делается орудием лукавого. Рабство и сыновство Божие заменяет сперва рабством, а потом и сыновством лукавому.
Правило духовной борьбы: всякую страсть побеждать силою Христовой немедленно, как только зародилась она. Исцелить, изгнать совершенно мы ее не можем сразу, но можем все время загонять ее “на дно”, чтобы там страсть умирала под действием вод благодати, а душа наша всегда была бы мирная, кристальная, любящая, благожелательная, бодрственная, духовно трезвая. Если на какой-либо стороне души намечается или происходит “прорыв”, сейчас же все внимание сердца надо обращать туда и усилием (“Царствие Божие берется усилием”, — сказал Спаситель, указывая именно это Царствие Божие, которое на земле приобретается или теряется внутри человека), т. е. молитвенной борьбой, надо восстановить мир сердца, души. Это есть трезвение духовное. Для духовно-трезвого человека враг не страшен. “Се даю вам власть наступать на змею и на скорпиона и на всю силу вражию” (Лк. 10, 19). Враг страшен и опасен лишь для сонливого, ленивого, расслабленного душою. Такого человека никакая праведность его не может спасти. Можно сделать множество подвигов на войне, но если все они закончатся изменой — ничего они не будут значить. “Претерпевший до конца, тот спасен будет”. Если будет человек, а тем более иерей, столько же уделять заботы к охранению души своей, сколько враг употребляет для ее погубления, то, конечно, он может быть спокоен. В глубине мирного и свободного сердца своего он, даже посреди больших испытаний, всегда услышит ободряющий голос: “Это Я — не бойтесь” (Мф. 14, 27).
Пастырь есть духовный архитектор — строитель душ, созидатель их, этих душ Божьего Дома — общения мира и любви... “ибо мы соработники у Бога” (1 Кор. 3, 9). Величайшее блаженное дело — быть участником строительства Царствия Божьего. Духовная просвещенность дает — иерею особенно — возможность быть не рабом, “не знающим, что творит Господин его”, но сыном в доме отца, вникающим в дело своего Отца.
Психология пастыря есть психология хозяина поля и сада. Каждый колос — душа человеческая. Каждый цветок — человек.
Пастырь добрый знает свое хозяйство, понимает процессы жизни органической, умеет помочь этой жизни. Обходит каждое растение и прилагает к нему заботу. Дело пастыря есть обработка, подготовка почвы, кидание семян, орошение растений, выпалывание сорных трав, прививка добрых черенков деревьям-дичкам, поливание предохранительной жидкостью виноградных лоз, охранение плодов от воров и от птиц, наблюдение за созреванием, своевременное снятие плодов...
Знание пастыря есть знание врача, готового определить болезнь и умеющего применять различные методы лечения, прописывать нужные лекарства и даже составлять их. Правильный диагноз болезни, верный анализ организма и различных его психических выделений — первая задача пастыря.
Пастырь имеет у себя духовную аптеку: пластыри, примочки, чистительные и смягчающие масла, подсушивающие и заживляющие порошки, дезинфицирующие жидкости, укрепляющие средства; хирургический нож (для пользования им только в самых крайних случаях).
Добрый пастырь есть воин и начальник воинов... Рулевой и капитан... Отец, мать, брат, сын, друг, слуга. Плотник, шлифовщик драгоценных камней, искатель золота. Писатель, пишущий Книгу Жизни...
Истинные пастыри, как чистые зеркала Солнца Правды, отражают человечеству сияние небесное и согревают мир.
Эти пастыри еще могут быть уподоблены овчаркам, стерегущим стадо Единого Пастыря.

Митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл ведет телепередачу "Слово пастыря". 2004г.
Святейш.Патриарх Кирилл - архипастырь РПЦ - на Архиер.совещании 2.02.2010 г. по вопросам молодежи
Всякому, кто смог наблюдать за поведением умной и доброй овчарки, ревностно бегающей вокруг стада и кроткой для овец, пастью своей тыкающей всякую отбившуюся хотя бы немного овцу, подгоняя ее к общему стаду, а как только явилась опасность — преображающейся из мирной овчарки в грозную... всякий, кто видел это, поймет истинное поведение пастыря стада Христова.
Доброе пастырство есть сила Единого Доброго Пастыря, излитая в мир, нашедшая себе сынов. Сынов “по сердцу своему”. “И дам вам пастырей по сердцу Моему, — говорит Господь, — которые будут пасти вас со знанием и благоразумием” (Иер. 3, 15).
Как ярко эти пастыри сияли миру, оставляя свидетельство своего пастырства в делах и словах — к миру, а также и к пастырям в мире:
“Пастырей ваших умоляю я, сопастырь и свидетель страданий Христовых, и соучастников в славе, которая должна открыться: пасите Божие стадо, какое у вас, надзирая за ним не принужденно, но охотно и богоугодно, не для гнусной корысти, но из усердия, и не господствуя над наследием Божиим, но подавая пример стаду, — и когда явится Пастыреначальник, вы получите неувядающий венец славы” (1 Петр. 5, 1-4).
“Будь образцом для верных в слове, в житии, в любви, в духе, в вере, в чистоте. Доколе не приду, занимайся чтением, наставлением, учением. Не неради о пребывающем в тебе даровании, которое дано тебе по пророчеству с возложением руки священства. О сем заботься, в сем пребывай, дабы успех твой для всех был очевиден. Вникая в себя и в учение, занимайся сим постоянно; ибо, так поступая, и себя спасешь и слушающих тебя”. (1 Тим. 4, 12-16).
“Напоминаю тебе возгревать дар Божий, который в тебе чрез мое рукоположение; ибо дал нам Бог духа не боязни, но силы и любви и целомудрия” (2 Тим. 1, 6-7).
Что добавить к этому? — все так просто и ярко сказано первоверховными апостолами... Но — раскрытие апостольского откровения о пастырстве есть дело целой жизни, а потому и многих слов, направленных ко благу, чтобы прежнее и вечное сказать по-новому, приложить к новым условиям жизни и страданий Церкви.


(Схиархимандрит Иоанн (Маслов). Лекции по пастырскому богословию. - ww.glinskie.ru; Архиепископ Сан-Францисский Иоанн (Шаховской). Пастырство. - azbyka.ru; иллюстрации - www.pravmir.ru; www.pravenc.ru; www.bellabs.ru; blagogon.ru; www.sedmitza.ru; d-m-vestnik.livejournal.com; media.tv-soyuz.ru; Патриархия.ру).

 
Октябрь 2017
пн вт ср чт пт сб вс
            01
02 03 04 05 06 07 08
09 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          

31 августа 2017 г. (четверг) – праздник иконы Божией Матери «Всецарица» - Престольный праздник нашей обители

На подворье монастыря «Всецарица» в храме Благовещения Пресвятой Богородицы ежедневно совершаются богослужения:

3 октября 2017 г. праздновали память благоверного и преподобного князя Олега Брянского и поздравили с днем Ангела протоиерея Олега Криволапа.

Ирина Полякова. Светлая обитель.

Епископ Балашихинский Николай назначен главным редактором Издательства Московской Патриархии

Председатель Издательского совета Белорусской Православной Церкви провел презентацию перевода Нового Завета на белорусский язык

Митрополит Волоколамский Иларион посетил ведущий педагогический университет России

  Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
Все замечания и пожелания присылайте на vsecarica@bk.ru
Все права защищены и охраняются законом. © 2006 - 2012.
При перепечатке или ретрансляции материалов нашего сервера ссылка на наш ресурс обязательна.
Автоматизированное извлечение информации сайта запрещено.