Женский монастырь во имя иконы Божией Матери «Всецарица»
Главная
Предстоятель РПЦ
Архипастырь Кубани
Священнослужители
Игумения монастыря
Духовник-исповедник
Духовник обители
Жизнь обители
Служение
Таинства
Паломничество
Подворье
Великие и Двунадесятые праздники
Покров Пресвятой Богородицы
Духовная поэзия
Святые Православной церкви
Святоотеческое слово
Аудио, Видео
Календарь
Фотогалерея
Новости
Объявления
Заказать требы
Контакты
Гостевая книга
Каталог ссылок
Проблемы современного монашества

Правовая информация









Преподобный Варсонофий Оптинский – день памяти 14.04 н.ст.(1.04 ст.ст.).

Преподобные Варнонофий, Никон и Анатолий Оптинские
Чудо исцеления глухонемого прп.Варсонофием. Фреска над ракой с мощами прп.Варсонофия

Преподобный Варсонофий, в миру Павел Иванович Плиханков, родился 5 июля 1845 года, в день памяти преподобного Сергия Радонежского. Его мать, Наталия, скончалась при родах, а сам ребенок остался жив благодаря таинству Крещения, которое немедленно совершил над ним священник. Отец его происходил из казаков, занимался торговлей. Все члены семьи были благочестивыми и глубоко верующими людьми.

После смерти матери отец женился вторично, и в лице мачехи Господь послал младенцу глубоко верующую, добрейшей души наставницу, которая заменила ему родную мать. Павлуша с раннего возраста ходил с мамой (так называл он мачеху) в церковь, регулярно причащался, читал домашнее правило. Пяти лет Павлуша начал прислуживать в алтаре и нередко слышал, как люди предсказывали: «Быть тебе священником!» Когда семья Плиханковых жила в своем имении под Оренбургом, 6-летнему Павлуше чудесным образом было предсказано будущее духовное служение.

В 1854 году Павлушу в возрасте девяти лет зачислили в гимназию в Полоцке, при которой он жил в пансионе. Учился он очень хорошо, много читал, прекрасно знал мировую литературу. Об учебе в гимназии он вспоминал: «Летом нас переселяли на каникулы в живописное казенное имение... Там была прекрасная березовая аллея... Воспитанники обыкновенно вставали в 6 часов, а я вставал в 5 часов, уходил в ту аллею и, стоя меж тех берез, молился. И тогда я молился так, как никогда уже более не молился: то была чистая молитва невинного отрока. Я думаю, что там я себе и выпросил, вымолил у Бога монашество».

В 70-х годах XIX века Павел окончил Оренбургское казачье военное училище, затем штабные офицерские курсы в Санкт-Петербурге. С 1884 года служил начальником мобилизационного отделения в штабе Казанского военного округа, жил в Казани, к концу 1880-х годов получил чин полковника.
Прп. Варсонофий (Плиханков), старец Оптиной пустыни

О поступлении в монастырь он тогда еще не думал. Но он уже был призван, – часто незаметно, но иногда весьма явственно Господь вел его именно в монастырь. Отсюда и многочисленные «странности» офицера Павла Ивановича Плиханкова.

Павел Иванович был молодым военным, сослуживцы его прожигали жизнь в развлечениях, но он приходил в своем быту ко всё большему аскетизму. Комната его напоминала келью монаха простотой убранства, порядком, а также множеством икон и книг. Шли годы. Товарищи его один за другим переженились.

Позднее старец вспоминал об этом времени: «Когда мне было 35 лет, матушка обратилась ко мне: „Что же ты, Павлуша, всё сторонишься женщин, скоро и лета твои выйдут, никто за тебя не пойдет“. За послушание я исполнил желание матери... В этот день у одних знакомых давался званый обед. „Ну, – думаю, – с кем мне придется рядом сидеть, с тем и вступлю в пространный разговор“. И вдруг рядом со мной на обеде поместился священник, отличавшийся высокой духовной жизнью, и завел со мной беседу о молитве Иисусовой... Когда же обед кончился, у меня созрело твердое решение не жениться».

На военной службе Павлу Ивановичу открывалась блестящая карьера. Он был на самом лучшем счету, и не за горами был для него генеральский чин. Но он отказывался от стяжания мирских благ, хотя имел такую возможность. Ведя строгую молитвенную жизнь, Плиханков избегал светских приемов, ежедневно бывал в храме, посещал казанские монастыри. Сослуживцы и знакомые никак не могли понять его: не женится; светских развлечений избегает; в театр, бывало, ходил, да и тот бросил. За спиной у Павла Ивановича даже поговаривали порой: «С ума сошел, а какой был человек!..»

Однажды Павел Иванович поехал в оперный театр по приглашению своего военного начальства. Среди развлекательного представления он вдруг почувствовал невыразимую тоску. Позднее он вспоминал: «В душе как будто кто-то говорил: „Ты пришел в театр и сидишь здесь, а если ты сейчас умрешь, что тогда? Господь сказал: В чем застану, в том и сужу... С чем и как предстанет душа твоя Богу, если ты сейчас умрешь?“» И он ушел из театра и больше никогда не ходил туда. Прошли годы, и Павлу Ивановичу захотелось узнать, какое число было тогда, чья была память. Он справился и узнал, что была память святителей Гурия и Варсонофия, Казанских чудотворцев. И Павел Иванович понял: «Господи, да ведь это меня святой Варсонофий вывел из театра! Какой глубокий смысл в событиях нашей жизни, как она располагается – точно по какому-то особенному таинственному плану».
Прп. Варсонофий Оптинский

Были и еще знаки. Как-то на Страстной седмице Павел Иванович пришел с покаянием в казанский Иоанно-Предтеченский монастырь и доверил свою исповедь игумену по имени Варсонофий. Когда Павел Иванович заметил, что это имя трудное на слух, ему ответили: «Чем же трудное? Для нас привычное. – Ведь в нашем монастыре почивают мощи святителя Варсонофия и архиепископа Гурия». С этого дня Павел Иванович стал часто молиться у мощей Казанского чудотворца: «Святителю отче Варсонофие, моли Бога о мне!» Через 20 лет напоминанием о том, кто был ходатаем за него перед Богом, оказалось вступление Павла Плиханкова под сень Оптинского Иоанно-Предтеченского скита и последующее пострижение в мантию с наречением имени Варсонофий.

Денщик полковника Плиханкова, Александр, доброй души человек, помогал ему найти бедных детей, и Павел Иванович устраивал для них на природе детские пиры, при этом рассказывая что-нибудь полезное для души: из житий святых или вообще о чем-нибудь духовном, бросая благие семена в детские восприимчивые души.

Приехав однажды в Москву, Павел Иванович встретился там со святым праведным отцом Иоанном Кронштадтским. Эта судьбоносная встреча запомнилась ему на всю жизнь. Позднее он вспоминал: «Когда я был еще офицером, мне по службе надо было съездить в Москву. И вот на вокзале я узнаю’, что отец Иоанн служит обедню в церкви одного из корпусов. Я тотчас поехал туда. Когда я вошел в церковь, обедня уже кончалась. Я прошел в алтарь. В это время отец Иоанн переносил Святые Дары с престола на жертвенник. Поставив чашу, он вдруг подходит ко мне, целует мою руку и, не сказав ничего, отходит опять к престолу. Все присутствующие переглянулись и говорили после, что это означает какое-нибудь событие в моей жизни, и решили, что я буду священником... А теперь видишь, как неисповедимы судьбы Божии: я не только священник, но и монах».

Наконец Павел Иванович утвердился в мысли идти в монастырь, но в какой, куда – здесь была полная неопределенность. В период этих раздумий попался в руки Павлу Ивановичу один духовный журнал, а в нем – статья об Оптиной пустыни и преподобном старце Амвросии. «Так вот кто укажет мне, в какой монастырь поступить», – подумал молодой военный и, взяв отпуск, поехал в Оптину.

В конце августа 1889 года Павел Иванович прибыл в благословенную обитель и сразу же направился в Иоанно-Предтеченский скит к преподобному старцу Амвросию. В его келье он нашел, кроме отца Амвросия, еще и отца Анатолия (Зерцалова). Оба они встретили его, как он вспоминал, «очень радостно», а недомогавший отец Амвросий даже встал, оказывая особый почет приехавшему. Здесь же, в «хибарке», и услышал Павел Иванович слова преподобного: «Приезжайте через два года». Дано было и послушание – сделать пожертвования в некоторые храмы.

В 1891 году Павел заболел воспалением легких. Когда по просьбе больного полковника денщик начал читать Евангелие, последовало чудесное видение, во время которого наступило духовное прозрение больного. Он увидел открытыми небеса и содрогнулся весь от великого страха и света. Вся жизнь пронеслась мгновенно перед ним. Глубоко проникнут был Павел Иванович сознанием покаяния за всю свою жизнь и услышал голос свыше, повелевающий ему идти в Оптину пустынь. У него открылось духовное зрение. По словам старца Нектария, «из блестящего военного в одну ночь, по соизволению Божиему, он стал старцем».

К удивлению всех, больной быстро поправился. В сентябре 1891 года он получил от отца Амвросия благословение поступать в Оптинский скит. Это было его последнее благословение. И вот тут начались препятствия. Поехал он в Петербург за отставкой, а ему предложили повышение по службе и задерживают отставку. Товарищи смеются над ним, уплата денег задерживается, он не может завершить свои дела, ищет денег взаймы и не находит. Но его выручает старец Варнава из Гефсиманского скита, указывает ему, где достать денег. Люди противятся его уходу из мира, находят ему даже невесту. Только мачеха, заменившая ему родную мать, радовалась и благословила его на иноческий подвиг.

Павел Иванович с Божией помощью преодолел все искушения и выехал в Оптину пустынь, куда явился 24 декабря 1891 года, но старца Амвросия в живых уже не застал. Павлу Ивановичу было тогда 46 лет. По прибытии в обитель он был принят начальником Иоанно-Предтеченского скита преподобным Анатолием (Зерцаловым). Находясь под духовным руководством преподобного Анатолия, послушник Павел составлял жития святых, описания чудотворных икон, писал духовные стихи, статьи о монашестве, старчестве, Иисусовой молитве. 26 марта 1893 года, Великим постом, он был пострижен в рясофор. После кончины преподобного Анатолия духовным отцом инока в 1894 года стал преподобный Иосиф (Литовкин). По его благословению инок Павел до апреля 1902 года служил письмоводителем, вел «Летопись скита», собирал материалы для жизнеописания преподобных Оптинских старцев Макария, Амвросия и Анатолия. В декабре 1900 года во время сильной болезни инок Павел был пострижен в мантию с именем Варсонофий, 29 декабря 1902 года рукоположен в иеродиакона, а 1 января 1903 года рукоположен в сан иеромонаха.

В 1903 году преподобный Варсонофий был назначен помощником старца и одновременно духовником Шамординской женской пустыни и оставался им до начала войны с Японией.

После начала Русско-японской войны преподобный Варсонофий весной 1904 года был направлен в действующую армию, служил при солдатском госпитале, в котором устроил церковь (антиминс привез из Москвы). За усердие в духовном окормлении воинов получил несколько наград, в том числе в мае 1904 года – наперсный крест. После окончания войны 1 ноября 1905 года вернулся в Оптинский скит. В 1907 году отец Варсонофий был возведен в сан игумена и назначен Святейшим Синодом настоятелем Оптинского скита.

К этому времени слава о нем разносится уже по всей России. Ушли в вечные обители святой праведный Иоанн Кронштадтский, преподобный старец Варнава Гефсиманский. Страна приближалась к страшной войне и революции, житейское море уже «воздвизалось напастей бурею», люди утопали в его волнах...

Как в спасительную гавань, стремились они в благословенный Оптинский скит к преподобному Варсонофию за исцелением не только тел, но и истерзанных, истомленных грехом душ, стремились за ответом на вопрос: как жить, чтобы спастись? Старец видел человеческую душу, по молитвам ему открывалось в человеке самое сокровенное. А это давало ему возможность воздвигать падших, направлять с ложного пути на истинный, исцелять болезни душевные и телесные, изгонять бесов.

Его дар прозорливости особенно проявлялся при совершении им таинства исповеди. С.М. Лопухина рассказывала, как, приехав 16-летней девушкой в Оптину, она попала в «хибарку», где принимал старец. Преподобный Варсонофий увидел ее, позвал в исповедальню и там пересказал всю жизнь, год за годом, проступок за проступком, не только указывая точно даты, когда они были совершены, но также называя и имена людей, с которыми они были связаны.

Старец Варсонофий предсказывал наступление революции и гонений на веру Христову. Он говорил, что, возможно, повторятся гонения и мучения первых христиан. Все монастыри будут закрыты, и это время не за горами. Еще в период расцвета Оптиной старец говорил, что монастырь будет разрушен, а в скиту будет пастись скот.

В 1907 году в Оптину пустынь приехал скромный юноша Николай Беляев, который стал учеником скитоначальника преподобного Варсонофия. Весь свой духовный опыт, все знания, накопленные за годы подвижничества, передавал старец Варсонофий своему любимому ученику, послушнику Николаю. Истинный образец древнего старчества и ученичества являли собой отношения батюшки Варсонофия с его духовным чадом Николаем Беляевым. И замечательным плодом этого удивительного окормления явилось то, что послушник Николай сам стал впоследствии Оптинским старцем – преподобным Никоном, достойным продолжателем и преемником батюшки Варсонофия.

За всё время своей монашеской жизни преподобный Варсонофий покидал Оптину лишь несколько раз – только по послушанию. В 1910 году «за послушание» ездил на станцию Астапово для напутствия умиравшего Л.Н. Толстого. Впоследствии он с глубокой грустью вспоминал: «Не допустили меня к Толстому... Молил врачей, родных, ничего не помогло... Хотя он и Лев был, но не смог разорвать кольцо той цепи, которою сковал его сатана».

В 1912 году преподобного Варсонофия назначают настоятелем Старо-Голутвина Богоявленского монастыря. Смиренно просил он оставить его в скиту для жительства на покое, просил позволить ему остаться хотя бы и в качестве простого послушника. Но, несмотря на великие духовные дарования старца, нашлись недовольные его деятельностью: путем жалоб и доносов он был удален из Оптиной.

Мужественно перенося скорбь от разлуки с любимой Оптиной, старец принимается за благоустройство вверенной ему обители, крайне расстроенной и запущенной. И, как прежде, стекается к преподобному Варсонофию народ за помощью и утешением. И он, сам уже изнемогавший от многочисленных мучительных недугов, принимает всех без отказа, врачует телесные и душевные болезни, наставляет, направляет на тесный и скорбный, но единственно спасительный путь.

Здесь, в Старо-Голутвине, совершается по его молитвам чудо исцеления глухонемого юноши. «Страшная болезнь – следствие тяжкого греха, совершенного юношей в детстве», – поясняет старец его несчастной матери и что-то тихо шепчет на ухо глухонемому. «Батюшка, он же вас не слышит, – растерянно восклицает мать, – он же глухой...» – «Это он тебя не слышит, – отвечает старец, – а меня слышит», – и снова произносит что-то шепотом на самое ухо молодому человеку. Глаза того расширяются от ужаса, и он покорно кивает головой... После исповеди преподобный Варсонофий причащает его, и болезнь оставляет страдальца.

Меньше года управлял старец обителью. С начала 1913 года он заболел и начал быстро слабеть. 22 марта, за неделю до смерти, преподобный Варсонофий пишет прошение митрополиту Московскому Макарию (Невскому, †1926, память 16 февраля), где просит «об увольнении от должности настоятеля Старо-Голутвина монастыря с переводом в число братства скита Оптиной пустыни». Он мечтал закончить свои дни в любезной сердцу Оптиной. Но ему становилось всё хуже. Страдания его во время предсмертной болезни были поистине мученическими. Отказавшись от помощи врача и какой бы то ни было пищи, он говорил: «Оставьте меня, я уже на кресте...» Причащался старец ежедневно.

1 (14) апреля 1913 года он предал свою чистую душу Господу. Согласно определению Святейшего Синода и по благословению митрополита Московского Макария старца похоронили в Оптиной, куда при жизни он стремился всем сердцем. Так старец Варсонофий вернулся в родную Оптину во гробе, но и это послужило немалым утешением братии. Погребен он был рядом со своим духовным отцом и учителем, преподобным Анатолием (Зерцаловым). Святые мощи преподобного старца были обретены 27 июня /10 июля 1998 года и в настоящее время пребывают в храме-усыпальнице в честь Владимирской иконы Божией Матери.

Преподобный Варсонофий обладал всей полнотой даров, присущих Оптинским старцам: прозорливостью, чудотворением, способностью изгонять нечистых духов, исцелять болезни. Его видели на молитве озаренным неземным светом. По смерти своей он несколько раз являлся Оптинским инокам. Яркую характеристику дал ему игумен Иннокентий (Павлов), духовное чадо старца: «Это был гигант духа. Без его совета и благословения и сам настоятель монастыря отец Ксенофонт ничего не делал, а о его духовных качествах… можно судить по краткому выражению из надгробного слова: „Гиганта малыми деревцами не заменишь“».

В 1996 году преподобный Варсонофий был причислен к лику местночтимых святых Оптиной пустыни, а в августе 2000 года – Юбилейным Архиерейским Собором Русской Православной Церкви прославлен для общецерковного почитания. Мощи его покоятся во Владимирском храме Оптиной Пустыни.

14 апреля (1 апреля ст.ст.)2013 г. исполнилось 100 лет со дня преставления преподобного Варсонофия Оптинского.

В «Оптинском патерике» приводятся воспоминания духовных чад преподобного старца Варсонофия и его духовные советы им:

…Продолжая традиции оптинского старчества, он врачевал души людей, "таскал души из ада". По милости Божией ему открывалась жизнь приходящих к нему людей. Помогая верующим вспомнить забытые грехи, осторожно обличая, он учил покаянию, по его молитве люди исцелялись душевно и физически.

Как в спасительную гавань, стремились они в благословенный Оптинский скит к преподобному Варсонофию за исцелением не только телес, но и истерзанных, истомленных грехом душ, стремились за ответом на вопрос: "Как жить, чтобы спастись?". Он видел человеческую душу, и по молитвам ему открывалось в человеке самое сокровенное, а это давало ему возможность воздвигать падших, направлять с ложного пути на истинный, исцелять болезни, душевные и телесные, изгонять бесов. Его дар прозорливости особенно проявлялся при совершении им Таинства Исповеди. Духовная дочь преподобного Варсонофия рассказывала, как, приехав 26-летней девушкой в Оптину, она попала в хибарку, в которой принимал старец. Преподобный Варсонофий увидел ее и позвал в исповедальню и там пересказал всю жизнь, год за годом, проступок за проступком, не только указывая точно даты, когда они были совершены, но также называя и имена людей, с которыми они были связаны: "Дошли мы до скита, враг всячески отвлекал меня и внушал уйти, но, перекрестившись, я твердо вступила в хибарку... Перекрестилась я там на икону Царицы Небесной и замерла. Вошел батюшка, я стою посреди келлии... Батюшка подошел к Тихвинской и сел...

— Подойди поближе.

Я робко подошла.

— Стань на коленочки... У нас так принято, мы сидим, а около нас по смирению становятся на коленочки.

Я так прямо и рухнула, не то, что стала... Взял батюшка меня за оба плеча, посмотрел на меня безгранично ласково, как никто никогда не смотрел, и произнес:

— Дитя мое милое, дитя мое сладкое, деточка моя драгоценная! Тебе двадцать шесть?

— Да, батюшка.

— Тебе двадцать шесть, сколько лет тебе было четырнадцать лет тому назад?
Я, секунду подумав, ответила:

— Двенадцать.

— Верно, и с этого года у тебя есть грехи, которые ты стала скрывать на исповеди. Хочешь, я скажу тебе их?

— Скажите, батюшка,— несмело ответила я.

И тогда батюшка начал по годам и даже по месяцам говорить мои грехи так, как будто читал их по раскрытой книге...

Исповедь таким образом шла 25 минут. Я была совершенно уничтожена сознанием своей греховности и сознанием, какой великий человек передо мной.

Как осторожно открывал он мои грехи, как боялся, очевидно, сделать больно и в то же время как властно и сурово обличал в них, а когда видел, что я жестоко страдаю, придвигал ухо свое к моему рту близко-близко, чтобы я только шепнула:

— Да...

А я ведь в своем самомнении думала, что выделяюсь от людей своей христианской жизнью. Боже, какое ослепление, какая слепота духовная!

— Встань, дитя мое!

Я встала, подошла к аналою.

— Повторяй за мной: Сердце чисто созижди во мне, Боже, и дух прав обнови во утробе моей. Откуда эти слова?

— Из 50-го псалма.

— Ты будешь читать этот псалом утром и вечером ежедневно. Какая икона перед тобой?

— Царицы Небесной.

— А какая это Царица Небесная? Тихвинская. Повтори за мной молитву...
Когда я наклонила голову, и батюшка, накрыв меня епитрахилью, стал читать разрешительную молитву, я почувствовала, что с меня свалились такие неимоверные тяжести, мне делается так легко и непривычно...

— После всего, что Господь открыл мне про тебя, ты захочешь прославлять меня, как святого, этого не должно быть — слышишь? Я человек грешный, ты никому не скажешь... Сокровище ты мое... Помози и спаси тебя Господь!
Много-много раз благословил меня опять батюшка и отпустил...."
Во время бесед с духовными детьми старец Варсонофий говорил:
"Есть разные пути ко спасению. Одних Господь спасает в монастыре, других в миру... Везде спастись можно, только не оставляйте Спасителя. Цепляйтесь за ризу Христову — и Христос не оставит вас".

"Верный признак омертвения души есть уклонение от церковных служб. Человек, который охладевает к Богу, прежде всего, начинает избегать ходить в церковь, сначала старается прийти к службе попозже, а затем и совсем перестает посещать храм Божий.

Ищущие Христа обретают Его, по неложному евангельскому слову: Стучите и отверзется вам, ищите и обрящете [ср.: Мф. 7, 7], в доме Отца Моего обителей много [Ин. 14, 2]. И заметьте, что здесь Господь говорит не только о небесных, но и о земных обителях, и не только о внутренних, но и о внешних".

"Каждую душу ставит Господь в такое положение, окружает такой обстановкой, которая наиболее способствует ее преуспеянию — это и есть внешняя обитель. Исполняет же душу покой мира и радования — внутренняя обитель, которую готовит Господь любящим и ищущим Его".

"Не читайте безбожных книг, оставайтесь верными Христу. Если спросят о вере, отвечайте смело. Нельзя научиться исполнять заповеди Божии без труда, и труд этот трехчастичный — молитва, пост и трезвение...."

"Жизнь есть блаженство... Блаженством станет для нас жизнь тогда, когда мы научимся исполнять заповеди Христовы и любить Христа. Тогда радостно будет жить, радостно терпеть находящие скорби, а впереди нас будет сиять неизреченным светом Солнце Правды — Господь... Все евангельские заповеди начинаются словами: Блажени — блажени кротции, блажени милостивии, блажени миротворцы... [ср.: Мф. 5, 3–12]. Отсюда вытекает, как истина, что исполнение заповедей приносит людям высшее счастье".

"Вся жизнь наша есть великая тайна Божия. Все обстоятельства жизни, как бы ни казались они ничтожны, имеют огромное значение... Нет случайного в жизни, все творится по воле Создателя. Чтобы уподобиться Богу, надо исполнять Его святые заповеди.

Как спастись? Единственно — через смирение: "Господи, во всем-то я грешен, ничего нет у меня доброго, надеюсь только на беспредельное Твое милосердие".

Когда в сердце закроется клапан для восприятия мирских наслаждений, тогда откроется иной клапан для восприятия духовных. Но как стяжать это? Прежде всего миром и любовью к ближним: Любы долготерпит, милосердствует, любы не завидует, любы не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своих, не раздражается, не мыслит зла, не радуется о неправде, радуется же о истине... [ср.: 1 Кор. 13, 4–6].

Затем терпением. Кто спасется? — Претерпевший до конца [ср.: Мф. 10, 22; 24, 13; Мк. 13, 13].

Далее — удалением от греховных удовольствий, каковы, например, игра в карты, танцы...

Я не хочу сказать, что чтение произведений наших великих писателей было грехом, но есть чтение более полезное и назидательное. Во-первых — чтение Псалтыри... Книга эта, хотя и написана святым царем и пророком Давидом, но по внушению Духа Святого, сам пророк Давид говорит: Язык мой — трость книжника скорописца [Пс. 44, 2].

Затем — жития святых представляют незаменимое чтение, которое так благотворно действует на душу, особенно читаемое на славянском языке...
Посещайте монастыри, особенно в праздники... чтобы отдохнуть душой...."
"Хотя монашеская жизнь и полна скорбями и искушениями, но она же несет с собой и великие утешения, о которых мир не имеет ни малейшего понятия.
Впрочем, как бы не спастись, только бы спастись и достигнуть Царствия Небесного, которого да сподобит нас всех Господь"…

Тропарь, глас 8:

В тебе, отче, известно спасеся еже по образу: / приим бо крест, последовал еси Христу, / и дея учил еси презирати убо плоть, преходит бо, / прилежати же о души, вещи безсмертней. / Темже и со ангелы срадуется, преподобне Варсонофие, дух твой.


(Православный церковный календарь 2013 г. – Изд-во Московской Патриархии Русской Православной Церкви, 2013 – Стр. 2-5; azbyka.ru. Иллюстрации - www.pravoslavie.ru; verapravoslavnaya.ru; days.pravoslavie.ru; www.photosight.ru; ruskline.ru).
Храм Владимирск. иконы Б.М. в Оптин.пустыни, в к-ром почивают мощи прп. Варсонофия Оптинского
Раки прпп. Иосифа, Варсонофия и Анатолия во Владимирск. соборе Оптиной пустыни (слева направо)

 
Июнь 2024
пн вт ср чт пт сб вс
          01 02
03 04 05 06 07 08 09
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30

08.06.24 в 16:00 молебен перед иконой Божией Матери «Избавительница от бед» будет совершен на подворье монастыря «Всецарица» в Динском районе

В разделе «Фотоальбом — Гости» регулярно помещаются фотографии паломнических групп, посетивших монастырь «Всецарица»

Расписание Богослужений в женском монастыре «Всецарица»

Праздник Вознесения Господня в обители «Всецарица»

Подворье краснодарского женского монастыря «Всецарица» посетили почетные гости из города Тихорецка

Святейший Патриарх Кирилл встретился с главами российских протестантов

Святейший Патриарх Кирилл принял председателя Учебного комитета Русской Православной Церкви протоиерея Максима Козлова

Оставлено в силе решение суда, приговорившего митрополита Тульчинского и Брацлавского Ионафана к пяти годам заключения

Top.Mail.Ru Яндекс.Метрика
Все замечания и пожелания присылайте на vsecarica@bk.ru
Все права защищены и охраняются законом. © 2006 - 2024.
При перепечатке или ретрансляции материалов нашего сервера ссылка на наш ресурс обязательна.
Автоматизированное извлечение информации сайта запрещено.